Перспективы и парадоксы урбанистики в Одессе

urbanistika-v-odesse

В последние годы слово «урбанистика» все чаще встречается в публикациях блогеров и журналистов и даже проникает в выступления политиков. На волне нарастающего недовольства городской средой и транспортным вопросом люди живо интересуются возможностью гуманного обустройства наших городов. Зарубежный опыт вдохновляет, но что возможно изменить у нас? И, главное, как?

У большинства моих знакомых слово «урбанистика» ассоциируется с велодорожками, свободными от парковок тротуарами и раздельным сбором мусора. Более продвинутый пипл говорит о преимуществе трамваев над автобусами и красивых элементах городского дизайна. Что ж, Илья Варламов дело сделал – народ всерьез задумался о качестве городского пространства и принялся ратовать за применение передового опыта прогрессивных стран.

Надо полагать, что вскоре за пиплом подтянутся политики и начнут предлагать конкретные проекты, а потом и выбивать на них конкретные бюджеты. Получится из этого конкретная профанация и дискредитация «урбанистики». И вот почему.

Современная урбанистика в поисках структуры

При всем уважении, современная урбанистика – это не наука, а совокупность методов, используемых для понимания городского пространства. Философ-культуролог, рассматривающий город как текст – уже урбанист. Социолог, изучающий структуру пространства-времени в спальных районах – тоже. Точно так же и инженер, проектирующий пути сообщения, и архитектор, предлагающий реорганизовать улицу – урбанисты. Этим словом именует себя каждый, кто всерьез занимается изучением города в ракурсе своей науки.

В строгом смысле слова урбанистика произошла из экономической географии. Первые книги с таким названием изучали ритм и характер городской жизни именно в этом ключе. И трехэтажных формул в них было куда больше, чем красивых картинок. Но со временем значение слова становилось все шире и современная урбанистика вполне состоялась как комплекс подходов к оптимизации городской среды. К экономистам и социологам на равных подключились архитекторы, градостроители, дизайнеры, инженеры, специалисты по транспорту, психологи, антропологи, культурологи.

Так урбанистика превратилась в междисциплинарный подход, что обязывает каждого специалиста выходить за рамки своей профессиональной узости. Ее сила – в комплексности, в возможности и необходимости объединить самые разные отрасли знания в одном проекте.

Поэтому если вы увидите, что урбанистикой занялись отдельно архитекторы, отдельно социологи или отдельно политики – бросайте в них гнилые помидоры.

Ура-урбанистика и метод

Как я уже говорил, многие сограждане подразумевают под урбанистикой городской дизайн и науку о транспорте. Описание будет неполным, если отнять ореол магии. Ибо тут и там пишут, что красивые скамейки, пересадка на велосипеды и сокращение парковок делают жителей счастливее, снижают дорожный трафик и даже улучшают криминогенную обстановку. Это так, если речь идет о жителях Копенгагена или Амстердама. Но совсем не обязательно так, если речь идет об одесситах.

Не верите? Вот пример: почитайте, что стало с построенными в 60-70-х высотными микрорайонами в городах США. Они быстро превратились в рассадники преступности и наркобизнеса, потому что доказано, что высотность и скученность населения отрицательно влияют на его качество.

Можно много чего плохого сказать о высотном жилмассиве Таирова, как и о поселке Котовского, но уровень криминала там в 3-4 раза ниже, чем в рядовом городе «одноэтажной Америки», не говоря уже о тамошних гетто. Парадокс? Нет, просто Таирова – не Миннеаполис.

Все мы люди и «теория разбитого окна» работает в самых разных сообществах. Но если говорить о конкретных новациях, то они могут быть эффективны в одних местах и группах, но совершенно неэффективны в других. То есть в Одессе совсем не обязательно получится так, как в Миннеаполисе.

Здесь нелегко избежать далеко идущих выводов о «конченой стране», «людях-уродах» или, если хотите, об особой духовности и неприменимости западных принципов к нашему славянскому менталитету.

Но дело в другом. Урбанистика в тех же США исходит из прикладных исследований на базе конкретных городов и сообществ. Допустим, изучаются филиппинские кварталы города Окленд в Калифорнии. Социологи проводят опросы, архитекторы анализируют пространство, психологи дают свои рекомендации на базе исследований фокус-групп. Потом они собираются и много говорят, спорят, делятся видением. Проект рождается долго и нудно, но получается эффективным.

И вот, через год о нем пишет центральная пресса Америки. Через три на место выезжает Илья Варламов и требует сделать то же самое в Москве. Через пять лет власти Москвы таки решаются на эксперимент, но в очень ограниченном масштабе и сильно разворовав бюджет. О проекте пишут «the Village» и «Слон», после чего новация становится модной. Через несколько лет то же пробуют сделать в Одессе. Эффект, в лучшем случае, невелик. И если когда-нибудь новацию применят в нормальных условиях, все равно не факт, что будет польза.

Потому что никто не спросил у москвича и одессита, какой цвет ему больше нравится, в какое время он приходит домой и куда ставит автомобиль. Никто не изучал организацию наших тротуаров, не считал пешеходов и не вникал в банальные градостроительные показатели. Вместо этого нам примеряют реальность филиппинцев Окленда. И так каждый раз: перенимая зарубежный опыт мы пытаемся напялить ботинок 36-го размера на ногу 40-го размера и … пеняем на обувь.

Эта наша особенность имеет глубокие корни.

Живя в тоталитарной культуре, по существу игнорирующей личность, многиеи из нас мыслят от общего к частному и притом императивно. Такой-то принцип хорош, потому что он Бог ты мой как хорош и поэтому мы будем делать именно так, а не иначе. Наши активные слова «запретить»(парковки?) и «приказать»(велодорожки?). Результат – перегибы и метание из крайности в крайность. Что в экономике, что в политике, что в градостроительстве.

Демократическая культура, наоборот, идет от частного к общему. Она интересуется, чего хочет человек и глубоко изучает реальность со всеми ее частностями и противоречиями. Она в большей степени основывается на принятии фактов жизни, чем на идеях, и поэтому обнаруживает больший эффект и стабильность.

Демократическая культура изобрела урбанистику как метод осмысления и оптимизации городов. Тоталитарная культура пришла к ура-урбанистике как попытке застегнуть узкие джинсы на толстой талии.

46432404Иосиф Сталин — все знал и всем нравился

Как это работает?

Если мы надумали улучшить какое-то место, нужно обязательно провести его градостроительную и социологическую экспертизу. Последнее, пожалуй, особенно важно, поскольку может пролить свет на то, чего на самом деле хотят люди и что мы можем сделать.

Хороший пример полевых исследований представляет собой совместная работа студентов-культурологов Киево-Могилянской академии и социологов Киевского национального университета по изучению Контрактовой площади на Подоле (2011-2012 годы). Ее результаты подробно описал аспирант «Могилянки» Игорь Тыщенко в своей статье, вошедшей в сборник «Анатомія міста: Київ. Урбаністичні студії» (издательство «Смолоскип», 2012 год).

Студенты проводили опросы людей разного возраста, пола и рода занятий в разных местах Контрактовой. Выяснили, например, как люди оценивают работу объектов социальной инфраструктуры (23 вида, от лавочек и обменников, до театра и галереи). Оказалось, что больше всего нареканий вызывают общественные туалеты и все, что связано с транспортом – авто- и велопарковки, остановки и пешеходные переходы.

Изучалось и то, с какой целью и как часто люди посещают Контрактовую площадь. Что интересно, была составлена «эмоциональная карта» района, где обозначены пространства, вызывающие у большинства визитеров скорее положительные или скорее отрицательные чувства.

В итоге, получен качественный срез «человеческой географии» Контрактовой площади, выявлены места, требующие реорганизации. Стало понятно, что именно и где именно требуется поменять. На практике такое исследование может быть применено при составлении плана реконструкции/благоустройства/реабилитации площади или же на потребу девелоперу, желающему учредить на Контрактовой эффективный бизнес, основанный на обслуживании человеческих потоков.

И уже затем наступит очередь архитекторов, градостроителей, специалистов по городскому и ландшафтному дизайну, чье дело – материализовать общественный запрос в красивой и удобной форме.

maxresdefaultКонтрактовая площадь — один из самых сложных «мир-систем» Киева

Как это может работать у нас?

В Одессе нет таких активных профессиональных сообществ, как в Киеве. Нет у нас и мэра Садового, как во Львове. Одесситы зачастую испытывают большие трудности с самоорганизацией и привлечением грантов, необходимых для проведения качественных исследований.

Самое обидное, так это пробел в вузах. Наша кафедра градостроительства и прочие подразделения АХИ ОГАСА не проявляют видимой активности. За последние 8 лет коллектив и студенты кафедры выступили лишь с двумя масштабными проектами городского значения — касательно реабилитации Дюковского парка (под руководством доц. Юрия Глинина) и городских склонов (под руководством доц. Ольги Савицкой).

Архитекторское сообщество вообще устранилось от городских проблем и сосредоточилось на локальных проектов, исповедуя максимальную лояльность к интересам заказчика.

В социологии дела не лучше. Профильная кафедра ОНУ им. Мечникова пока не проводила чисто урбанистических исследований — хотя на Западе это направление так же значимо, как и электоральная социология. В принципе, ситуация поправима, поскольку университетские социологи имеют огромный опыт исследований в самых разных сферах. За годы работы они накопили огромный пласт данных об Одессе и одесситах, который может быть использован и для обоснования/критики городских проектов.

При недостаточной активности профильных специалистов развивать урбанистику в Одессе можно на основе энтузиастов, координируя их деятельность через общественно-политические и волонтерские движения.

Здесь ситуация как раз обнадеживающая. Например, в правовых, инженерных и экологических аспектах строительства огромный опыт накопился в среде активистов «Генпротеста»; в области городского дизайна может быть полезен потенциал «Института города». Безусловно, есть еще много непубличных специалистов, которых можно вовлечь в разработку концепций городского развития – транспортников, коммунальщиков, строителей. Очень важно создать площадки по популяризации и обсуждению городских проектов.

Следующий шаг – донести до окрыленного народа важность отказа от «своих» идей, проектов, мнений. Предлагать можно все что угодно, но следует помнить, что любой проект должен проходить экспертизу и общественное обсуждение – как мы уже говорили. При этом он может и должен быть пересмотрен – адаптирован и улучшен.

Допустим, мы хотим проложить велодорожку по улице N. Для начала, нужно чтобы кто-то прошелся по этой улице и прозондировал местность. Посчитал, на сколько ларьков, столбов, парковок и деревьев наткнется велодорожка, везде ли останется место для пешеходов. Потом следует обсудить, как быть с этими помехами и стоит ли игра свеч. Необходимо посчитать, во сколько обойдутся мероприятия по сносу-переносу-ремонту и посильны ли такие затраты для города-спонсора.

Если после этого проект представляется реалистичным, следует идти в народ. Одни волонтеры считают пешеходов и велосипедистов, изучают ритм улицы. Другие общаются с людьми: как им идея, готовы ли они сами пересесть на велосипед, если появится велодорожка, что может мешать? Быть может, в ходе исследования окажется, что вело-позитивными являются лишь 5% пользователей улицы N, а остальных гораздо больше беспокоят ямы на тротуаре и непроходимость ливневой канализации.

Что ж, vox populi бывает неприятен, но именно он настраивает на конструктив. И если мы будем начинать с людей, а не с идей, то и качество наших проектов будет высоким, а их внедрение окажет социальный эффект.

Конечно, «аматорская» урбанистика не сможет решать глобальные задачи вроде преобразования транспортной системы города, но она будет полезной в локальных проектах и позволит избежать «урбан-популизма» во времена бюджетного кризиса и торжествующего отката.

Михаил Мейзерский

This Post Has Been Viewed 103 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *