Квартирный вопрос во времена Хрущева

Квартирный вопрос в Одессе всегда стоял остро, а к середине ХХ века превратился в сущий ад. Достаточно сказать, что у большинства одесситов в то время было менее 5 жилых метров. Первым, кто основательно взялся за решение жилищной проблемы во всей стране был Никита Хрущев.

Архитектура как «буржуазный формализм»

До 1955 года в СССР доминировал величественный сталинский неоампир. Никита Хрущев раскритиковал его за архитектурные излишества, съедавшие, по подсчетам Первого Секретаря, до 20-30% сметы объекта. После учиненного им разгрома в стране начинается разработка максимально аскетичных проектов. А вот старые долгострои — те же одесские «сталинки», — завершались по прежним рисункам.

Хотя понятие «хрущевка» многими ныне воспринимается в штыки, в 50-х население поддержало Партию в ее борьбе с академической архитектурой. И вот почему…

До 1955 года, особенно в центре Одессы, построить «просто дом» было очень сложно. Проект делал архитектор, воспитанный на лучших образцах античности и классицизма. Он хорошо знал, что карниз обязательно должен быть ордерным и находиться над фризом и архитравом, а балконы следует украшать балюстрадой. Традиционные понятия красоты пришлись не по нраву, например, рабочим «Стальканата». Они подсчитали, что башенка над их домом на Греческой, 43, обошлась во столько же, сколько и отдельная квартира. Стоимость этого здания составила 2300 руб. за метр, тогда как более скромный дом на Гагарина, 16, где излишеств уже никто не требовал, стоил 1500 руб. Впоследствии блочные 5-этажки «опустятся» до уровня 1200 руб. за метр, а некоторые дома, построенные «самодеятельным способом», — до 850. Со временем это ноу-хау позволит СССР быстро и относительно недорого расселить половину своего городского населения в домах нового типа.

Увы, но история обошлась с Хрущевым несправедливо. Несмотря на блестящие достижения 1955-1961 годов, в народной он остался шутом-кукурузником, бьющим башмаком по трибуне ООН с криком «кузькину мать!».

Строительная революция

Эволюция одесских «хрущевок» тесно связана с производством строительных материалов. В отличие от «сталинок», собиравшихся из ракушечника, новые дома делаются уже из крупных блоков известняка, выпиленных в Булдынке под Одессой и Грабовке, что в Кодымском районе. Уже это значительно сокращало ручной труд и экономило металл. Первый такой дом был сдан в 1958 году на Богдана Хмельницкого, 1. Настоящая панельная «хрущевка» появляется в Одессе 14 января 1961 года — это 60-квартирный дом на Балковской, 36, а уже в апреле начинается рытье котлованов на территории будущих Черемушек.

Уже в 1958 году, с началом массового перехода на крупные блоки, объем строительства удвоился, перевалив за 100 тысяч жилых метров. Следующее удвоение произошло в 1962 году — после запуска двух мощных заводов ЖБИ. Наконец, в 1966-1967 благодаря массовому переходу на сборную панель город выходит на 400 тысяч метров. Ежегодно пусть и маленькую, но свою квартиру получало почти 10 тысяч семей!

Конечно, темпы поражают. Но то, что для истории мгновенье, для людей — десятилетие. Десять лет прошло пока отстроили Одессу после войны, еще десять — пока научились много и дешево строить. А потом десять, двадцать, тридцать лет многим пришлось ждать своей очереди.

Камыш никто не отменял

Предвкушая долгое ожидание, люди стремились найти альтернативу. Так что экспертименты по поиску супердешевого и суперэффективного жилья продолжались.

Во-первых, до середины 60-х никуда не исчез «самодеятельный способ». Своими руками одесситы строили не только частные, но и многоквартирные дома. Так, офицеры в запасе и отставке построили 24-квартирный дом на Мечникова, 55. На это ушло 109 тысяч часов на протяжении 18 месяцев. Это значит, что и в будние, и в выходные мужики отрабатывали в среднем 8,5 часов в день. При этом стоимость метра составила 82,5 рублей — в 1,5 раз ниже, чем в «хрущевках». Таким же образом были построены дома на Матросова, 3, Марой Арнаутской, 72, Заславского, 33.

Гениальное решение квартирного вопроса нашли для себя женщины-инженеры Облпроекта. В Садовом переулке, 6, до сих пор стоят два двухэтажных 8-квартирных дома из… камыша. Несущей конструкцией у них служит железобетонный каркас, обеспечивающий прочность и устойчивость здания. Он заполнен толстыми гипсокартоновыми панелями, покрытыми водонепроницаемой штукатуркой. Поскольку самая тяжелая деталь дома весит всего 750 кг, при строительстве удалось обойтись без тяжелой техники. Все это удешевило  дом в 2 раза. Важно, что по расчетам инженеров, при нормальной эксплуатации такое жилье может простоять 100 лет и больше.  Проект одесских изобретательниц получил признание на родине и даже демонстрировался на Всесоюзной выставке достижений народного хозяйства в Москве.

Между тем, в 60-е годы происходит резкий рост уровня жизни, а хорошо оплачиваемые специалисты могли позволить себе приобрести жилье за свои деньги. Взнос за 1-комнатную квартиру составлял 2000 рублей при средней зарплате 80-100. Четверть этой суммы нужно было уплатить сразу, половину — по окончании строительства и еще четверть давалась в рассрочку. Переведя старые пропорции на нынешние зарплаты, получим цену «однушки» максимум в 10 тысяч долларов!

Продолжалась и нелегальная практика сдачи жилья в аренду. Так, на Мечникова, 66 скромный преподаватель Медина Болеслав Кардасевич получил по завещанию от отца целый дом на 12 самостоятельных квартир общей площадью 563 метра. Одинадцать из них он сдавал в аренду, получая ежемесячно до тысячи рублей. Следовательно, как и сегодня, аренда квартиры стоила зарплаты скромного служащего.

Потрудились, и хватит

Индустриализация и оптимизация строительных технологий в СССР позволила совершить настоящий подвиг. В 60-х годах наша общая страна прочно заняла первое место в мире по темпам строительства, опередив как социалистическую по сути Швецию, так и США с их коттеджным бумом.

И все же, такое напряжение не могло продолжаться больше.

Во-первых, с удовлетворением острого голода появился спрос на более качественное жилье. Начинается эпоха высоток, вводятся прогрессивные серии ОГ и 111-94, широко известные как «чешки». С течением времени появляются еще более совершенные спецпроекты. Но даже они во многом не соответствовали стандартам капстран или хотя бы «братской» ГДР.

Во-вторых, подняв наконец уровень жизни трудящихся, руководство СССР невероятно увлеклось глобальными проектами вроде гонки вооружений и поддержания мира во всем мире. Только на помощь развивающимся странам ежегодно выделялось до 28 миллиардов рублей — месячная зарплата каждого работающего гражданина.

В-третьих, экономика стала слишком сложной и многогранной, поэтому руководить ею централизованно было сложно. Проблема решалась разрастанием штата чиновников и открытием все новых ведомств, которые часто действовали несогласовано и даже конкурировали. В результате, уже в 70-х годах сплошь и рядом на стройках приходится ждать по несколько месяцев краны и материалы. Все больше рабочих выпивает и трудится из рук вон плохо.

Все эти причины привели к тому, что в 1976-1980 было сдано на 300 тысяч метров меньше, чем за предыдущие пять лет, в 1981-1985 — еще на 200 тысяч меньше. Одним словом, как только проблема перестала быть критической, госапарат расслабился. В итоге, к 1 июня 1989 года в Одессе оставалось 80 тысяч очередников. Среди них чернобыльцы, афганцы, ветераны и инвалиды были в меньшинстве. Десятки тысяч людей были поставлены на квартирный учет, поскольку не имели и минимально допустимой нормы в 5 метров на душу. Это жители коммун, многодетные семьи, молодежь, работники низкой квалификации. Таким образом, извечный квартирный вопрос перетек в «лихие» 90-е.

Михаил Мейзерский

This Post Has Been Viewed 20 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *