Коттеджный мир послевоенной Одессы

На окраинах Одессы то и дело попадаются скопления двух-трехэтажных домиков. Они похожи на заграничные коттеджи, а если рядом цветет вишня и вьется виноград, то такой дом может показаться просто очаровательным. Но у этих домов суровая история, а жилищные условия порой оставляют желать лучшего. Перед нами – послевоенные поселки для рабочих.

Маленькие, да удаленькие 

Коттеджное строительство было главной находкой архитекторов послевоенного времени. Они пришли на смену величественным образцам сталинского ампира и сложным затеям конструктивистов. И дело вовсе не в моде: нужно было срочно восстанавливать страну, а не заниматься искусством. В практическом отношении у малоэтажных построек было немало преимуществ. 

Судите сами: если дом частный, на один этаж приходится и крыша, и фундамент. Их доля в смете достигает 30%. Если же здание имеет уже 3-4 этажа, крыша и фундамент в пересчете на квартиру обходятся дешевле, зато стены становятся толще и резко возрастает использование металла. Два, в крайнем случае, три этажа — это золотая середина, позволяющая сэкономить. В регионах, где для строительства используется кирпич, такая этажность позволяет не сильно задумываться о его качестве — снижаются затраты на материал.

Наконец, именно коттеджи, компактные, простые и лишенные особых украшений, могли быть в короткий срок построены самими рабочими.

В 1946-1953 годах, когда на местах массово реализовывались соответствующие программы, доля 2-3-этажных домиков с числом квартир от 4 до 32 достигла 50% всего вводимого в эксплуатацию жилья, а в быстро растущих городах, вроде Перми, Саратова, Кемерово или Красноярска — доходила до 70%.

 

Поговаривают, что эскизы некоторых домов Адмиральского проспекта принадлежат пленным немецким инжерам, которые остались в Одессе после войны. Во всяком случае, эти постройки напоминают юнкерские дома Восточной Пруссии

Пролетарский пояс Одессы

Коттеджный бум в Одессе начинается в 1946 году. В последующие три года начали строиться поселки Завода Октябрьской революции (ЗОР) в районе ул. Парковой, завода им. Дзержинского (ул. Маловского), «Автогенмаш» (Дальницкое шоссе) и первая очередь знаменитого поселка «Судостроитель» на Адмиральском проспекте. Позднее, уже в 50-х годах, сформировался жилкомплекс ЗОРа в Лузановке и Сельскохозяйственного института на Овидиопольской дороге, поселки «Нефтяник» на Грушевского, Джутовой фабрики на Дальних Мельницах, военный городок на Черноморской дороге, поселок моряков на 9-й ст. Фонтана и так далее. За короткое время в Одессе появилось более двух десятков заводских и ведомственных поселков, приютивших около 5 тысяч семей. Большинство из них появились на выездах из города и у железных дорог — добираться на предприятия рабочим было удобнее на электричке. Отметим, что некоторые организации успели построить по несколько небольших поселков. Прежде всего, это ЗОР, завод им. Дзержинского, ЧМП и Одесский военный округ.

Домик в военном городке за Черемушками (ул. Сибирская). Похожие дома есть и на Зоопарковой и уже сейчас отличаются плохим состоянием

Большинство площадей пришлось на 2-х, изредка 3-хэтажные дома. Однако практиковалось и индивидуальное строительство. Так, в это время за лиманами возникает поселок им. Шевченко, а на Фонтанах строятся хлипкие деревянные домики для моряков (впоследствии — поселок китобойной флотилии «Слава»).

Памятником эпохи принято считать поселок «Судостроитель». Проектировщик Ольга Драгомирецкая включила в жилую застройку кинотеатр, столовую, школу, клуб, бани, магазины и детские сады. Первые дома на обочине 5-й станции Фонтана начали возводить еще немецкие военнопленные, среди которых было немало профессиональных инженеров и даже архитекторов. Поэтому разноцветные домики вдоль Адмиральского проспекта по форме напоминают дома в Восточной Пруссии. Внутри квартала «спрятаны» более простые корпуса. А на улице Судостроительной, также вдали от привычных маршрутов транспорта, таятся подлинные шедевры — дома со встроенными арочными балконами и колоннадными верандами, до сих пор не утратившие привлекательности.

Образцами архитектурной и градостроительной мысли являются и поселки завода Автогенмаш (проект — Эсфирь Баумштейн) и Джутовой фабрики (Рашель Владимирская).

 

Домики для моряков на Фонтанской дороге. Проект — Эсфирь Баумштейн

Тяжелый труд и копеечная экономия

Схема строительства большинства поселков была следующей: если предприятие развивалось и было стратегически важным, государство финансировало часть средств на обеспечение его работников жильем. Значительные суммы вкладывал и сам завод. На местах закупались материалы, а практически все работы выполнялись сотрудниками — будущими жильцами, которые после смены ехали с семьями на стройки. Не мудрено поэтому, что многие дома, пусть и небольшие, строились по несколько лет.

В связи с крайне скудным финансированием предприятия были заинтересованы в максимально эффективном использовании средств. Над вопросом экономии ломали голову местные инженеры — будь то судостроители, станочники или химики. В ход шло все, что было под рукой, в том числе отходы производства.

Насколько изворотливым мог быть застройщик видно на примере «Стальканата», возводившего для своих рабочих дома в Лузановке. Для рытья котлованов сотрудники переоборудовали гусеничный кран, подававший в котельной уголь. Дерево завод не закупал; вместо этого был придуман способ более эффективного расхода леса, шедшего на изготовление тары и катушек. Таким образом, получалось дополнительно по 80-100 кубометров древесины. Бетонные конструкции изготовлялись также на предприятии — за короткое время во внутреннем дворе была построена пропарочная станция.

Экономили на любой мелочи на мелочах. Так, кровельщик Вячеслав Брун придумал, как избежать течей, перекрывая листы шифера не на 15, а на 8 см. В то же время, люди хорошо понимали важность не только количества, но и качества жилья. «Борясь с излишествами, мы отстаиваем такую «роскошь», как цветная штукатурка. Стоит она сравнительно дорого, зато здание преображается, и, главное, она долговечна», — писал в прессе замдиректора «Стальканата» по капитальному строительству Семен Винер.

Конец коттеджной эпохи

По мере того, как города и предприятия СССР восстанавливались поле войны, стали очевидны недостатки поселковой системы. Микрорайоны были небольшими, а ведь каждый из них нужно было связать с городом и обеспечить социальной инфраструктурой. Постепенно стало возможным широкое применение более «продвинутых» технологий, вроде использования крупных блоков. По сравнению с блочным строительством, каменное или кирпичное оказывалось дороже. Его основным преимуществом оставалась мобильность, однако развитие строительной индустрии на местах постепенно избавляло предприятия от необходимости экономить шифер, самим делать бетон и собирать опилки. В Одессе началась эпоха «сталинок» — капитальных блочных домов в стиле ампир.

Первые поползновения к сносу коттеджей начались в конце 60-х годах, по мере того, как высотное строительство из теории превращалось в практику. Впоследствии было снесено более сотни таких домов, главным образом на Адмиральском проспекте. Он и сегодня остается зоной риска. Большая угроза нависла и над военным городком на Зоопарковой, чье выгодное положение давно привлекает девелоперов.

Рай без удобств

Рабочие коттеджи строились для скромных тружеников, но вскоре их обитателям может позавидовать и успешный бизнесмен. Наступает лето, и дома из ракушечника, обильно обсаженные деревьями — самое прохладное место в знойную пору. Здесь запросто можно обходиться без кондиционера.

В отношении климата лучше выбирать дома не прямоугольной формы, как обычно, а квадратной. Такие есть, например, в поселке Селекционного института на 8-й станции Фонтана, и квартиры в них выходят на три стороны. В вытянутых домах — только на две.

Домики хороши и тем, что здесь есть возможность завести свой мини-сад, мини-огород и даже мини-виноградник. Кажется, особенно хорошо это поняли жители поселка ЗОР в Лузановке.

Cимпатичные дома поселка Нефтяников на Слободке

В целом жизнь в коттедже можно описать как тихую, уютную и красивую. Но только до тех пор, пока вам не захочется в туалет. Дело в том, что после войны людям было не до удобств, поэтому к поселкам протягивали лишь самые важные линии – свет и воду. Канализации здесь в большинстве случаев нет. Дома либо снабжены общим стоком в выгребную яму, либо туалетная комната не предусмотрена вовсе, и тогда приходится ходить в кабинку общедворового значения. Кроме того, далеко не во всех таких домах есть газ.

Отдельного слова заслуживают соседи. Основное население коттеджных городков – пенсионерки, бывшие работницы заводов и фабрик. Этот контингент всегда был разношерстным. Не только образцовая швея и рационализатор может оказаться в соседней квартире, но и участница женской «бригады», которая проломила не один череп своим металлическим каблучком.

«Я очень жалею о том, что пришлось переехать из дома на Литературной, — рассказывает  одесситка Зинаида Снегур, — но иного выхода не было. У меня были две сумасшедшие соседки, у них даже справки были. Постоянно какие-то ссоры, проклятия. Я до сих пор не могу поехать в тот район без содрогания».

В дебрях поселка «Судостроитель»

Михаил Мейзерский

Материал написан для ИА «Репортер».

This Post Has Been Viewed 48 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *