Юрий Никитин о новом генплане, будущем центра и невероятном потенциале Пересыпи

yurij-nikitin-odessa

Юрий Никитин – один из активистов «Генпротеста». Радиоинженер по образованию и компьютерщик по профессии, он уже много лет борется с незаконной и неплановой застройкой одесских парков, пляжей и исторических ареалов.

IMG_3924«Воевал» Юрий и против генплана, а в 2013 году был членом согласительной комиссии, которая приняла его компромиссный вариант. Увы, но в марте 2015 года горсовет проголосовал совсем другой документ. Так что борьба продолжается.

Большинство телеканалов показывают Никитина и его соратников людьми злобными и ограниченными. Уверяю вас, это не так. Наша двухчасовая беседа на склонах была необычайно интересной. И вот что он рассказал:

О БОРЬБЕ С ГЕНПЛАНОМ

Большинство созданных и создающихся объектов на побережье, в парках и исторических ареалах законодательством запрещены. Генплан – едва ли не единственный способ узаконить их, представив в качестве проектных решений. За время работы над проектом разработчики регулярно вносили в Генплан новые точечные объекты на вновь проданных землях.

Предложенный Генплан, по сути, не являлся генпланом развития. Он просто фиксировал сложившиеся на тот момент разграбление и точечную, несистемную и неплановую застройку города. Ради этого он и был создан.

Саакашвили правильно говорит, что в Одессе основа коррупции — это земельные отношения. Когда не будет свободной земли, никто не захочет идти в горсовет. Точкой отсчета для дерибана земли послужил отказ от исполнения Генерального плана 1989 года, проголосованный на сессии горсовета в 2000-м году, при Боделане. Недавний суд показал, что этот отказ был противозаконным, а старый генплан действует до тех пор, пока не принят новый. И решение горсовета на это никак не влияет.

Мы согласились принимать Генплан в 2013 году, до того четырежды снимая его с рассмотрения, потому что с нами просто начали разговаривать. Если до этого Гурвиц продавливал свою идеологию, то Костусев решил отступить и все-таки дать Согласительной комиссии сформулировать свои требования. Если бы этого не произошло, мы бы снимали Генплан опять.

Неважно, хороший Генплан или плохой – мы понимали тогда, что продолжать точечную застройку слишком опасно. Поэтому решили поддержать Генплан, если нам дадут возможность заложить пункты, запрещающие дальнейшее разграбление побережья, исторического центра, зеленых зон — тех моментов, на которые зарились застройщики. Это мы и сделали на Согласительной комиссии.

После принятия такого Генплана мы хотели сразу же инициировать его корректировку, которая должна была вылиться в создание настоящего генплана уже с концепцией. Но воз и ныне там. Два года после Согласительной комиссии документ не принимался. Его тормозили наши ленд-лорды. Потом они резко захотели принять его, чтобы продолжать махинации с землей, которые без нового генплана уже невозможны.

О НОВОМ ГЕНПЛАНЕ

Генеральный план нужно менять, потому что город потерял свои традиционные рынки, изменились экономические отношения и нам следует искать и планировать новые векторы развития. Было бы логично еще в 2000-м году, продолжая выполнять Генплан 1989 года, заказать следующий с нормальной концепцией социально-экономического развития. Но это нужно было городу, а не тем, кто проект заказывал. Им как раз было выгодно ничего не менять, управляя использованием земель в ручном режиме и занимаясь точечной застройкой.

Ни нынешний, ни согласованный нами вариант генплана совершенно не способствуют развитию Одессы по той причине, что таких задач перед ними и не ставилось. В свое время вызвала очень большую критику концепция развития города, принятая в 2002 году. Это была концепция «ни о чем». Изначально задачу проектировщикам поставить не могли, поскольку для этого следовало остановиться хоть на каком-то векторе развития. Что, естественно, вызвало трудности. В конце концов решили, что пускай город у нас будет немножко транспортный и немножко рекреационно-туристический. Но главное — отразить все, что к моменту готовности будет продано с определенными целевыми назначениями. Вот и вся концепция, которая определяет задания на проектирование и легла в основу техзадания для генплана.

Хороший или плохой проектировщик — от этого зависит качество его решений. Но постановку задачи определяют на местах. А перед ними изначально была поставлена задача «вы нас не трогайте, только нарисуйте то, что мы уже украли».

ОДЕССУ НУЖНО ПЕРЕПЛАНИРОВАТЬ ИЗНУТРИ

Большая часть проблем Одессы заложена именно в ней самой и в том, как она развивалась. В свое время город разросся на волне того, что было модно проектировать микрорайоны и нужно было расселять людей, занятых в промышленности . Но на самом деле, худшего транспортного коллапса, чем тот, который возникает при микрорайонном планировании, придумать нельзя.

Одессу нужно именно внутри перепланировать и перезонировать. В первую очередь, реорганизовать транспортную систему.

Город – живая штука. Нарисовать мы можем все, что угодно, а развиваться он будет так, как это нужно и выгодно субъектам, в нем проживающим. Поэтому необходимо предпринимать шаги, которые сделают выгодным строительство и развитие в нужных местах.

Будущее решается двумя-тремя не всегда дорогими проектами. Дальше люди сами используют предоставленные им возможности.

Правильное и своевременное строительство трассы «Север-Юг» само по себе решало бы многие проблемы. Только началось строительство первой очереди, которая идет через Балковскую, как туда потянулись бизнес-центры, начало развиваться жилье. Вот такими решениями делаются города.

ОБ ИСТОРИЧЕСКОМ ЦЕНТРЕ

В центре города должно быть практически исключено движение автомобильного транспорта. Но это не делается сразу. Первый шаг — это вынос административного центра, что уже снизит нагрузку. Потом — развитие общественного транспорта. И следующий шаг — уменьшение количества парко-мест и физически, и ценой. Таким образом, центр и разгрузится.

Функции для центра — мини-гостиницы, маленькие барчики, пешеходные зоны. Таким образом, район получает функцию устойчивого развития: тут тебе и жилье, и работа, и рекреация. Там будут жить и работать люди, которым никуда ехать не нужно.

КОРОТКО О ТУРИЗМЕ

Одесса не может быть курортным городом, как она не была им в Советском Союзе. У нас неудобное побережье, 2,5 или 3 месяца сезон. Поэтому пляжный туризм не может быть градообразующим фактором.

Самый большой потенциал для развития туризма зарыт в площади наших пляжей. Это ограничение по количеству людей, которые захотят сюда приехать. Больше одного раза сюда приедут только те, кому в первый раз хватит места на наших пляжах.

Говорят, что в этом году отдыхающих много? Их не много – посмотрите на советские фотографии и поймете, что значит много.

Я скептически отношусь к способности нынешних властей правильно намыть новые площади пляжей, но вернуть им былую площадь нужно. Даже исходя из их берегоукрепительной функции. Также необходимо обеспечить их былую доступность.

Одесса может принимать столько же туристов, как и в советское время. Но это все равно не может быть градообразующим фактором для такого большого города.

ПЕРСПЕКТИВЫ ПОРТА И ПЕРЕСЫПИ

Единственной деятельностью, которая могла бы кормить Одессу, на мой взгляд, является внешний транспорт. При нашем географическом положении это гораздо больше и прибыльнее, чем туризм. В этом карма Одессы. Не только ее прошлое, но и будущее.

Одесский порт развивать некуда. Если он будет расширяться за счет акватории и общественных зон, притягивая необходимую ему инфраструктуру в центр города, то жить здесь будет все менее приятно и комфортно. Сегодня порту причалы с молами построить негде. А если говорить о складах и транспорте, о подъездных путях, то придется буквально полгорода снести.

В Генплане 2008 года было всего два правильных решения — это строительство трассы «Север-Юг» и вынос торгового порта. Оба были половинчатыми и непроработанными, а последний пункт и вовсе сняли лоббистам.

Транспортный хаб — это основное решение, которое нам необходимо. Есть дискуссия, делать ли на Пересыпи рекреацию или жилье. Но также можно переместить туда мощности порта. Он вполне может себе позволить освоить и реконструировать эти огромные пространства.  В то же время, оставить порт где он есть, в его нынешнем состоянии — эквивалентно отказу от порта вообще. Поэтому нужно зарезервировать для него территории.

Кстати, в случае переноса грузового порта на Пересыпь прекрасно санируется зона отчуждения железнодорожной ветки, которая какого-то черта идет в самый центр города, под Дюка.

На полях фильтрации прекрасно видится контейнерный терминал. Рядом выход на междугородные трассы, а по расширенной трассе «Север-Юг» можно быстро доехать и на поселок Котовского, и на Таирова.

Второй аэропорт, который положен нам по нормативам, а также с учетом планов по росту пассажиропотоков, уместно было бы расположить по соседству. Возможно, в Межлиманье. Я думаю, это должен быть в том числе и грузовой аэропорт.

Переход существующего аэропорта на маломерную авиацию создаст необходимый резерв для строительства многоквартирного жилья. Сегодня связанные с ним ограничения по высотности и акустике распространяются фактически от моря до Ленпоселка включительно.

О ПЛАНАХ

Генеральный план находится на стыке дисциплин, но ближе всего он совершенно не к архитектуре, а к экономике. И он начинается с концепции развития. Идея должна быть впереди исследований. Сначала появляется идея, потом появляются исследования, в результате которых она либо отвергается, либо трансформируется.

Нам хотелось бы создать комиссию по формированию технического задания для корректировки генплана. Там можно было бы прорабатывать идеи с профессиональными проектировщиками, транспортниками и строителями, которые обладают еще и техническими знаниями.

Города, которые не зарабатывают – деградируют. Именно поэтому концепция не может быть произвольной. Нам в первую очередь нужно понять место Одессы в мировой и украинской экономике, определиться, какие товары и услуги мы можем поставлять. Только после этого можно будет определиться с тем, где и как будут одесситы жить, как перемещаться, где и как отдыхать, учиться, развлекаться…

Нужны ли для этого специальные исследования? Нужны, но сначала нужно понять, что именно и как изучать. Исследования текущего состояния применяются для оптимизации. Но нам необходимо город изменить. В этом случае первичны именно идеи и для начала нужен мозговой штурм не специалистов, а людей, которые имеют собственное видение дальнейшего развития города и могут предложить и обосновать распределение такого ограниченного ресурса, как земля. Запланировать его использование на годы вперед.

Михаил Мейзерский, Юрий Никитин

This Post Has Been Viewed 85 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *