70 лет коррупции в одесском ЖКХ: факты, истории, схемы

Что коррупция существовала всегда и везде – утверждение шаблонное. Оно слишком общее и не учитывает всего многообразия форм, которые может принимать это явление. Не только взятки и откаты, но и невыполнение своих обязательств, нецелевой расход средств, а то и преднамеренная халатность — все эти нарушения в разном масштабе регулярно происходили во времена СССР, а с конца 80-х стали правилом.

После войны

Когда наши чиновники опять чего-то начудят, всегда найдется кто-то и скажет: «Сталина на них не хватает!». При Сталине людей расстреливали. Наверное, именно в этом секрет популярности образа вождя cегодня, во времена всеобщей безнаказанности. Однако документы и исследования показывают, что никогда коррупция и нищета в Одессе не были такими страшными, как при Генералиссимусе. Особенно — после войны. И на то были причины. Во-первых, жестокость наказаний усиливала круговую поруку среди «своих».  Так, в 1948 году на Бунина, 13 управдом три месяца не реагировала на жалобы соседей, что во дворе течет водопровод. В результате воду пришлось откачивать из подвалов, фундамент просел и пустил трещины. В назидание управдома сместили. Просто сместили, а не отправили в лагеря, как за воровство трех колосков.

Процветала и денежная коррупция.  Причем больше всего зарабатывали  на послевоенном ремонте домов и строительстве новых. Впоследствии горком партии выявил, что только в 1946 году в Одессе имело место завышение стоимости работ по 400 сметам, в следующем – по пятидесяти. Оба года принесли чиновникам разных уровней по миллиону рублей.

Впрочем, «накручиванием» цен на доски и краску занимались нижестоящие чины. Их начальство, как и сегодня, зарабатывало на финансовых потоках. Дело в том, что в конце года неосвоенные деньги изымались в бюджет, а затем перенаправлялись на другие нужды. В этих хитрых трансферах средства терялись просто и надежно. Причем деньги были немалые. Например, в 1946 году на ремонт 658 домов было выделено 13,9 млн рублей, а за 5 месяцев «удалось» освоить всего 1,6 млн. На фоне ужасного дефицита жилплощади в первом квартале 1949 года «Госстройконтроль» принял только два дома из запланированных пятнадцати. Остальные продолжали «строиться». Это значит, что рабочие, бригадиры и управляющие получали зарплаты, на них выделялись из бюджета деньги. Строители оправдывались: «Слабая механизация. 65% земляных работ совершается вручную. Вручную же приготовляется бетон и доставляется на рабочие места с помощью блоков, веревки и ведра».  Нужда нуждой, но, как видим, длительность работ кое-кому была выгодна.

Коррупционная оттепель

Серьезный бой коррупции был дан при Хрущеве, причем в два этапа. В 1955-1958 годах, когда Никита Сергеевич только утвердился на троне, власть панически боялась массовых выступлений населения.  Уровень жизни был крайне низким, права человека соблюдались в порядке исключения. Кое-как эта система функционировала на авторитете Сталина. Но после смерти вождя у бараков и продовольственных талонов не осталось сладкой идеологической приправы. К тому же, с фронта вернулись миллионы фронтовиков. Они повидали мир и готовы были поддержать население в случае протеста. Вторая волна «наведения порядка» пришлась на 1962-1965 годы. Она началась с расстрела демонстрации в Новочеркасске, а закончилась устранением самого Хрущева и массовой ротацией чиновников на местах. Не доброта двигала прогресс. Власть имущие чувствовали нарастающую волю народа к переменам, и они вынуждены были считаться с ней.

Тектонические сдвиги в руководстве страной острее ощущались в столице. А вот в одесской глубинке тем же коммунальщикам пришлось стать более изворотливыми и зарабатывать на «мелочах».

«Неудовлетворительная работа ремонтно-строительных организаций Одессы стала уже притчей во языцех. Материально-технические средства, выделяемые государством на ремонт домов, распыляются по многим объектам, которые годами находятся в работе  –  констатировала в 1956 году газета «Знамя коммунизма», описывая все ту же схему «долгостроя».

По информации корреспондента, только в Ворошиловском районе (реорганизован затем в Центральный) одновременно ремонтировалось 36 домов – значительно больше, чем могла позволить себе небольшая ремонто-строительная контора. «Многие дома стоят в ремонте годам, в других работы ведутся «для галочки… В домах по ул. Чичерина, 76,  Кузнечной, 44,  Островидова, 57 после ремонта разваливаются плиты и печи, так как в дело уложен бракованный кирпич… Двери и окна перекошены, кровли протекают», – писал  возмущенный инженер И. Шиклин в статье «Жилой фонд – народное достояние» (Знамя Коммунизма, 11 июля 1956 г.).

Причина брака была не только в низкой квалификации и дисциплине работников. «Руководители подгоняют зарплату путем приписок в нарядах фиктивных работ, неправильно описывают эти работы и неправильно применяют единые нормы и расценки. Например, по дому № 16-18 на Кузнечной (прораб Дубиневич) по наряду за печные работы выплачено 1178 рублей, а фактически следовало по объему выполненных работ оплатить 298 рублей», — продолжает Шиклин. В совокупности такие приписки приносили своим покровителям значительные суммы. Так, настоящим Клондайком для чиновников стал дом №21 на Тираспольской. На нем удалось заработать 4700 рублей.

Большие и маленькие гвоздики

Сегодня мы много говорим о неудовлетворительном состоянии исторических памятников. Дом из ракушечника при  хорошей эксплуатации может спокойно простоять 150-200 лет. У нас же сыпятся даже «сталинки». И хотя советские бюрократы ухаживали за жилфондом куда лучше, чем современные «одессофилы», первый гвоздь в гроб одесской архитектуры забили именно они.

«Дом, в котором я живу, является памятником архитектуры, – писал в газету житель дома на Екатерининской, 25 Николай Конищев. – На его капитальный ремонт было отпущено 125 тысяч рублей, но теперь дом в катастрофическом состоянии… Без присмотра шахтные колодцы, вся ливневая канализация осталась забита бытовым и строительным мусором. Сточные и ливневые воды стали заполнять подвальные помещения и просачиваться под фундамент дома, состоящего из семи флигелей. Здание дало осадку, в стенах и потолках появились трещины. Жильцы обращались в ЖЭК, райжилуправление, но этому не придали значения: мол, все равно дом обречен на капремонт» (Знамя Коммунизма, 28 марта1973 года).

Заставить чиновников исправить ситуацию было очень сложно. Но возможно. Вот какую эпопею пришлось пережить в 70-х годах жителям дома №49 на Канатной: «После первого же дождя в нашем капитально отремонтированном доме стала протекать кровля. Мы обратились в ЖЭК-12 с просьбой принять меры. Там составили акт и сказали: «Идите к строителям, они отвечают в гарантийном порядке за свой ремонт в течение года». В РСУ-1 нас приняли, выслушали и… отказались что-либо делать: «Дом сдан, акт подписан, какие могут быть претензии?!»

Полгода ходили люди то в РСУ-1, то в райисполком Жовтневого района, то в ЖЭК-12, пока, наконец, с помощью партийных и советских органов удалось заставить строителей «погасить свой долг перед государством».

Всеобщее попустительство

Многочисленные дефекты в работе ремонтных организаций были связаны, в первую очередь, с желанием заработать. Девизом советской экономики был дефицит. Поэтому разбавив краску или недосыпав цемента, можно было выгодно продать их из-под полы.

Другой причиной массовой халатности было отсутствие весомых наказаний для нарушителей. Как правило – выговор.  Людей приличных и добросовестных от самого этого слова бросало в дрожь. Но более «приспособленные» граждане хорошо понимали всю относительность словесных наущений. Это видно хотя бы из такого примера: «В доме № 8 по Дегтярному переулку водопроводчики перекопали всю улицу – ни проехать, ни пройти. Ремонт дома приостановлен, рабочие с объекта сняты. Если пойдут дожди, дом превратится в неприступную крепость окруженную рвом с водой. Прораб т. Санин и управляющий домохозяйством № 35 т. Барников никаких мер не предпринимают».  Эта жалоба датируется 1963 годом.

Действительно неприятным наказанием была невыплата премии. Но это случалось крайне редко. В 1965 году строители сдали с многочисленными недоделками дом №27 на Пироговской. Здесь протекали полы, сплошь не закрывались двери. Госкомиссия обязала строителей ликвидировать недоделки до 10 апреля 1966 года. Но бригадир Филиппенко ничего не предпринял. Свой отказ он мотивировал тем, что работники обижены: оказывается, за горе-дом им должны были выплатить премию.  Только осенью на устранение дефектов в сорока квартирах был направлен один плотник. Филиппенко получил выговор и на этом дело для него закончилось.

Всеобщее «разгильдяйство с правом на премию» подчас приводило к анекдотическим случаям. Например, летом 1972 года на стройку четырех «хрущевок» на Таирова пришла некомплектная поставка железобетонных конструкций. Вот и пришлось строителям монтировать лестничные площадки не дожидаясь самих лестниц. Гипсопрокатные панели межкомнатных стен оказались без дверных проемов, так что их пришлось вырубать вручную. Это, конечно, не коррупция, но очень хороший пример для того, чтобы понять логику времени.

Всем квартирам государь

Еще одной коррупционной сферой было выделение жилплощади. Крупнейшим собственником жилья в СССР было государство, а вот выделяли желанные метры вполне конкретные люди. Некоторые из них проворачивали весьма сложные махинации. Показательна история начальника отдела учета и распределения жилплощади Одесского горисполкома Вячеслава Болотина, который работал на должности с 1984 по 1988. Сам чиновник жил в однокомнатной квартире на поселке Котовского. И вот судьба свела его с замначальника треста «Черноморгидрострой» И. Гольдманом. Его семья – он, жена и сын с невесткой – как раз подали документы на переезд в Израиль. Ради жизни в цивилизованной стране они готовы были пожертвовать трехкомнатной квартирой в самом центре Одессы – на Екатерининской, 11. В марте 1988 года право на выезд получили все члены семьи, кроме самого И. Гольдмана. Тот не стал впадать в отчаяние, а обратился за содействием к Болотину и договорился с ним об обмене.

И вот, чиновник подает заявление в Суворовский райисполком, чтобы его сняли с квартирного учета. Через 3 дня все было оформлено. Значит, Болотин в это время уже знал, что Гольдману разрешат выезд. И правда, тот подал в ОВИР документы на выезд и получил разрешение всего через 2 недели. Обычно на эту процедуру уходило 3-4 месяца.

Итак, 22 сентября стороны получили обменные ордера. 19 октября семья Гольдмана прописалась в квартиру Болотина, а уже через 7 дней выписалась и уехала в Израиль.

Впоследствии  предприимчивого чиновника вызвали для дачи разъяснений в горком партии. Вот все, что от него удалось услышать: «По существу заданных мне вопросов, кто брал бланки в горобменбюро, кто заполнял заявление, кто относил их туда, затрудняюсь ответить» («Юг», 20 декабря 1989 г.).

Затем газеты писали, будто Болотин отхватил себе участок в садоводческом товариществе «Росинка» треста «Южгидроспецстрой» в Нерубайском садовом массиве. И в рекордно короткий срок построил особнячок в три уровня.

Дон Кихот готов, но с кем бороться?

Как видим, в нашем «светлом прошлом» коррупция не только существовала, но и процветала. И пусть ухищрения Болотина кажутся сегодня смешными, пусть тысячам одесситов все же удавалось добиться справедливости в «партийных и советских органах» — бюрократия крепла, обрастала связями и осваивала новые схемы. Она уже тогда жила по совсем иным понятиям, чем народ.  С распадом системы, когда главной целью общества оказались вещи и деньги, номенклатура стала еще более циничной, а круговая порука – усилилась.

В публикациях старых газет обращает на себя внимание то, что автор указывает фамилии ответственных чиновников. Сегодня же правоохранительные органы держат имена коррупционеров в тайне. Мы знаем, например, что за первую половину 2011 года было взято с поличным более 150 человек. Но реальные сроки из них получили только четверо. Остальные продолжают работать, и в нашем правовом государстве мы даже не можем узнать, что такой-то начальник запятнал себя хотя бы подозрением в коррупции. Таким образом, система оказывается безликой. Мы знаем, что виноваты все, но кто конкретно – ответа не существует. И вот, мы продолжаем воевать с ветряными мельницами.

Михаил Мейзерский

Материал написан для ИА «Репортер»

This Post Has Been Viewed 19 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *