Альпинистка из Донецка рассказала о том, как выжить в Одессе

С Ольгой я впервые встретилась на одесском скалодроме. Она – профессиональный инструктор. Можно смотреть вечно на три вещи: на то, как горит огонь, как течет вода и как Ольга взбирается по скалодрому. Казалось, будто она взбегает по нему.

Ольга Гуз – переселенка из Донецка. Ей 34. Она одна воспитывает двух детей: дочку шести лет и годовалого сына. При каждой встрече Ольга делилась интересными отрывками из своей жизни. Как оказалось, она – первая украинка, которая имела все шансы взобраться на Эверест! Но об этом чуть дальше (см. справку).

О том, как ей живется в Одессе и с какими новыми проблемами пришлось справляться, Ольга уже расскажет лично.

32– Оля, почему Одесса?

– У меня был выбор: Одесса, Киев, Харьков. Киев – самый дорогой вариант. А в Одессе друзья как раз сдавали квартиру. Я сюда раньше приезжала тренировать, ездила с ребятами на сборы. Море люблю, да и дочка хотела море увидеть.

– С каким отношением к себе ты столкнулась в Одессе?

От добродушного до самого негативного. Были и истерики, и скандалы. Но все-таки больше хорошего. С негативным отношением столкнулась даже в том же альпклубе. Я взрослая девочка и понимаю, что не могу всем нравиться. Бывало такое, что вставляли палки в колеса. Еще соседи возмущались, мол, понаехали. Были скандалы и разногласия с воспитателями, в родительском комитете. Они не верят, что у нас нет денег. Люди не понимают и не хотят понимать. Они не переживали того, что пережил ты.

– А какие у тебя отношения с самими переселенцами?

Ты знаешь, я поняла одну вещь: чем больше ты что-то делаешь, чем больше у тебя получается, тем больше это не нравится окружающим. У своих же, переселенцев, возникает какой-то негатив, зависть. Но по отношению ко мне такое не часто проявлялось.

– Были проблемы с устройством дочери в детсад?

С этим, слава Богу, помогли волонтеры. Но участковый врач-педиатр не очень обрадовался тому, что мы появились. Это из-за того, что мы не платим. Мы нашли другого врача. Главное, когда встречаешься с чем-то негативным, сильно не расстраиваться.

– Ты ведь и сама волонтер. Как ты им стала и что это за организация?

Я волонтер группы «Корпорация монстров» Екатерины Ножевниковой. Эта организация помогает переселенцам, которые не успели оформить регулярные выплаты от государства. А также родителям с маленькими детьми, некоторым инвалидам, инсулинщикам и детям-сиротам. Год назад так получилось, что у меня оказалась куча не нужной ни мне, ни знакомым посуды. Я отдала ее им. Так я там и оказалась.

– Чем ты занималась/занимаешься как волонтер?

Сортировкой вещей, выдачей памперсов. У нас была база по продуктам, я создала базу по памперсам, помогали мамам с маленькими детками. Либо устраивала пожить. Вообще всяким занималась. Я не самый мегаактивный волонтер, потому что мне с двумя детьми выживать надо. Просто стараюсь максимально помогать людям хотя бы добрым словом.

– Как ты считаешь, что нужно улучшить в системе помощи переселенцам в Одессе?

Прежде всего, хочется улучшить отношение жителей к переселенцам. Поменять мозги в головах у соотечественников. Объяснить, что никто ничего никому не должен. Да, мы оказались в данной ситуации булыжниками, но это не повод бездействовать. Не хватает единого информационного ресурса, чтобы знать, кто, где и как помогает. Чтобы люди спокойно реагировали, разговаривали. В Красном Кресте, например, меня посылали дважды. Я тогда пришла за помощью – скидками на анализы (у дочки опухоль обнаружили в печени). Знала, что у них были договоренности с одесскими лабораториями. В первый раз отказали, во второй – руководитель наорала. Когда я ее спросила, чего она, собственно, кричит, та ответила: «Ты еще не знаешь, как я ору». Но, к счастью, есть и другие филиалы по городу. Помогли.

– Знаю, что ты прошла обучение в бизнес-инкубаторе для переселенцев «Новий відлік». Как ты туда попала, как узнала о нем?

Я произвожу домашнюю косметику – мыло, скрабики. Меня нашли девочки (уже не помню, как) из международной студенческой организации «Enactus», которая занимается бизнес-проектами, и предложили заниматься скрабами. После в Impact Hub Odessa (центр социальных инициатив – ред.) была презентация. Люди меня запомнили, а потом и пригласили участвовать в программе.

– Расскажи о своем проекте.

Хочу построить большой крытый скалолазный стенд. Чтобы было три направления: для начинающих, для развлечения и для профессионалов. Социальная составляющая этого проекта – льготы и бесплатные тренировки для детей и подростков переселенцев. Я уже тренировала деток ВПЛ этим летом, теперь нужно собрать их всех в кучу. Изначально я задумывала этот проект как спортивно-психологическую реабилитацию для детей. Еще хочу, чтобы в центре занимались не только лазанием, но и йогой, чтобы были тренажеры и гимнастические снаряды, кроссфит какой-то (круговая тренировка – ред.), массаж.

– А начиналось всё со скрабов…

Изначально у меня было две идеи, которые я хотела реализовать – проект по скрабам и дистанционное спортивное обучение: квесты, программы всякие, мини-тимбилдинги, физика, которая нужна, чтобы понимать, как ты лезешь. А потом ребята, зная, что я работаю инструктором на скалодроме, говорят: «Строй скалолазный спортивный центр». Я только посмеялась над этим. Знаю, сколько это стоит. А потом решила взяться. И последние два месяца пошла волна: нашли помещение, появились люди, которые согласны помогать, строить, есть психологи, сайт сделали…

– Чего тебе сейчас не хватает?

Квартиры и миллиона долларов… (смеется). На самом деле, не хватает поддержки. Знакомые и некоторые родственники просто отворачиваются. Боятся, что ты начнешь ныть, проситься поселиться. Ну, а кому я нужна с двумя детьми? У меня недавно был день рожденья. Да, звонили-поздравляли. Но за год от этих людей было лишь по паре звонков.

– Хотела бы вернуться в Донецк?

Нет. У людей, которые там остались, меняется менталитет. Часть общества подстраивается под те правила, которые им диктуют. Донецкая областная федерация альпинизма стала называться Федерацией альпинизма ДНР. Ребята ездили на Эльбрус и поднимали там флаги ДНР. Та часть команды, которая жила за счет этих сборов и восхождений, теперь вынуждена принимать эту сторону. Часть дончан старается быть толерантной. Часть – гнобит всех и всё. После войны придется очень долго восстанавливать город и менталитет. Не знаю, смогу ли жить в городе, который раньше был миллионником, а теперь большая его часть – это руины. Не готова туда вернуться.

vXUHKfYS_74– Сила воли у тебя стальная, конечно.

Да ладно тебе. Бывают у меня и печальные моменты, и истерики. Хочется иногда забиться в темный уголок…

– Как ты с этим справляешься?

Смотрю на детей и понимаю, что у меня нет выбора. Они очень сильно мотивируют. Хочу, чтобы мои дети стали на ноги, ходили в кружки, занимались. Я двигаюсь вперед благодаря заботе о других. Не помогать я не могу. У меня еще с детства было прозвище – Мать Тереза. Спорт очень сильно закаливает. Ты понимаешь: либо все, либо ничего. Как руководитель сборов привыкла отвечать за других и за себя.

***

Справка: В Донецке Ольга работала спелео-инструктором (спелеологи занимаются исследованием пещер – ред.) и гидом. Ее стаж в спелеологии и альпинизме – более 15 лет. Совершала походы и проводила учебно-тренировочные сборы в Крым, Карпаты и Кавказ. Помимо этого, Оля работала менеджером-консультантом по экстремальному снаряжению в экипировочном центре «Вертикаль». В 2013 году завоевала бронзу в Чемпионате мира по ледолазанию, а еще являлась заместителем президента Донецкой областной федерации альпинизма. Но на этом ее послужной список не заканчивается.

В том же 2013-ом Оля участвовала в проекте «Донбасс – Снежный Барс» («Эверест 2015»). Такой проект в Украине реализовывался впервые. Цель этой затеи заключалась, собственно, в восхождении на Эверест по новому «Донбасскому» маршруту. Проект включал три этапа: в течение трех лет участники должны были совершить восхождение на пять «семитысячников» (горы высотой в 7 тысяч метров – ред.). Первый этап прошел успешно: в 2013-ом Оля покорила Корженевскую. Она могла бы стать первой украинкой, взобравшейся на высочайшую точку планеты. Но… «война разрушила все планы».

Дарья Полякова

This Post Has Been Viewed 430 Times