Что ищет и находит одесская молодежь в волонтерстве

Одесская молодежь становится активнее. Если в прошлом году все молодежные организации города насчитывали 350 активистов, то сейчас их количество превышает полторы тысячи. Такие данные приведены в годовом отчете программы по активизации молодежи, которые представили в центре социальных инициатив Impact Hub Odessa.

Одно из крупнейших молодежных движений — это Hub Volunteer Service, который стал точкой пересечения социальных проектов и волонтеров. Благодаря сервису, социальные инициативы могут получить волонтерскую помощь, а молодые люди — найти себе занятие по душе.

Уже год как активисты участвуют в различных акциях: сдают кровь для «киборгов», помогают с выдачей гуманитарной помощи вынужденным переселенцам, организовывают молодежные конференции, восстанавливают публичные пространства города.

О том, почему важно быть активным вне стен университета и как за год изменилась одесская молодежь рассказывает глава Hub Volunteer Service Анна Бондаренко.

1

— Hub Volunteer Service действует уже почти год. Какие проекты, реализованные за это время вы считаете самыми важными?

Есть несколько проектов, которые были не самыми крупными, но, на мой взгляд, самыми ответственными. Например, наша первая маленькая акция. Во время прошлогодних выборов 40 волонтеров раздавали наклейки с надписью: «Я проголосовал. А ты?» на входе в избирательные участки. Мы раздали 10 тысяч наклеек. Этим мы хотели показать, что молодежь интересуется выборами и ей небезразлична судьба страны. На первый взгляд, эта акция кажется очень маленькой, но на тот момент она была очень резонирующей и волнительной. Одесса показала на тех выборах самую низкую избирательную явку, в том числе, среди молодежи. Никто из моих друзей, кроме волонтеров, не пошел на те выборы. Но тот факт, что молодежь сама вышла на улицы и не постеснялась заявить о своей позиции, был очень важен.

Кроме того, на протяжении года мы занимались тремя публичными пространствами. Наши волонтеры проводили субботники и реконструкцию Старо-Базарного сквера, после этого мы занимались восстановлением Зеленого театра в Парке Шевченко. Также весь август волонтеры организовывали мероприятия на Арт-пикнике Славы Фроловой в Лунном сквере.

1Интересно, что как только организации и учреждения увидели, что волонтеры — это удобно, они стали прибегать к их помощи. Буквально две-три недели назад наши волонтеры помогали Управлению социальной защиты населения одного из районов Одессы. Заканчивался август, и управлению нужно было прозвонить пенсионеров по поводу социальных выплат. Они позвонили нам и попросили дать волонтеров. Если честно, мы были немного шокированы. Ребята рассказывали, что это было очень интересно, потому что они почувствовали себя частью государственной структуры.

— То есть началось сотрудничество с властью?

Да, кроме этого, мы помогали провести Стратегическую сессию Одесского региона под проводом Саакашвили. Это было забавно, потому что нам позвонили буквально за сутки, и мы сразу собрали команду из 60 человек. Наши волонтеры занимались приглашением участников, регистрацией, логистикой.

2— В чем уникальность Hub Volunteer Service? Есть ли в Украине аналогичные проекты?

Мы не исследовали весь мир, но в Украине аналогов точно нет. Отличие Hub Volunteer Service состоит в том, что мы огромное внимание уделяем мотивации волонтеров. Часто социальные проекты забывают о том, что люди, которые им помогают, работают бесплатно. И почти ни в одной организации не предусмотрена система мотивации волонтеров. Часто их используют как рабочую силу: пришли, парты поносили и «Спасибо, до свидания!» Никто не говорит с волонтерами о том, зачем это нужно. Никто не благодарит волонтеров больше, чем на словах. Поэтому часто в волонтерском движении появляется текучка, когда человек пришел, немножко помог, выгорел и ушел.

Поэтому мы уделяем большую часть времени именно мотивации и развитию каждого волонтера. Даже система вступления подразумевает выяснение того, зачем человек приходит в Hub Volunteer Service, и потом на протяжении его работы мы стараемся максимально дать ему именно эти навыки.

5Также важно то, что наша система очень прозрачна: каждое задание оценивается в баллах. Человек пришел, помог, получил определенное количество баллов себе на карточку, и потом он может потратить эти баллы на посещение различных мероприятий. Понятно, что задания, длящиеся целый день, стоят больше, чем задание помочь на час. Работа, требующая особых навыков, например работа с детьми, всегда оцениваются выше, чем, к примеру, помощь по Интернету.

— Сколько волонтеров сейчас участвует в проекте?

На сегодня у нас 650 волонтеров, которые прошли собеседование и зарегистрированы в базе данных. Не все они сегодня вовлечены в проекты. В основном, это студенты 17-25 лет. Ограничений у нас нет — волонтером может стать любой желающий. Достаточно только подать онлайн-заявку и хотеть принимать участие в социальных проектах. Наше сообщество очень динамичное, к нам приходят абсолютно разные люди, и в этом наша сила. У нас есть айтишники, художники, архитекторы, просто студенты, которые хотят помогать. Есть различные эксперты, например, в посадке деревьев. Благодаря этому нам удается делать так много. Мы не заставляем всех идти в одном направлении, а стараемся найти что-то для каждого.

— Стала ли одесская молодежь более активной за последний год? Вы видите какие-то изменения?

За год мир активной молодежи Одессы очень сильно изменился. В октябре прошлого года мы провели исследование всей молодежной активности города. Нам было интересно посмотреть, какие есть организации и чем они занимаются. Посмотрели — расстроились. Оказалось, что в общей сумме во всех молодежных организациях города было от 300 до 350 людей. И это в городе-миллионере! Выяснилось, что это одни и те же люди, которые кочуют из одной организации в другую и разрываются между проектами.

Потом мы пробовали читать лекции на тему социальной активности в университетах. Оказалось, что кроме учебы, молодежь ничем не занимается. А даже если занимается, она боится об этом говорить. Например, в Одесском национальном экономическом университете сидел поток в 200 человек, из которых только человек пять сказали, что чем-то занимаются, кроме университета. Учебы в ВУЗе уже давно недостаточно. Рынок труда переполнен людьми, и если ты хочешь влиться в него, то нужно чем-то выделяться. Для нас было шоком, что этого не понимают.

Но сейчас молодежные организации Одессы насчитывают уже полторы тысячи человек. Это активисты, принимающие участие в каких-то движениях.

4Еще важно, что молодежь начали слышать, стали общаться с ней. По телевизору постоянно что-то говорится про молодежь — это уже показатель. Еще год назад, когда мы проводили наше первое молодежное мероприятие, было нереально сложно собрать прессу. Они не ходили на такие мероприятия. Политиков нет — зачем идти? А недавно мы проводили конференцию, куда пришло пять телеканалов, еще четыре позвали нас на эфиры. У нас был шок — молодежью стали интересоваться. И это закономерно, ведь как-только молодежь научилась говорить, заявлять о себе хоть как-то, ее начали слышать.

Текст: Мария Генык

Фото: Misha Piligrim, Hub Volonteer Service

This Post Has Been Viewed 165 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *