Новая архитектура старой Одессы

За последние 10-15 лет в историческом центре Одессы появились десятки новых зданий. От своих соседей они отличаются принципиально — размерами, пропорциями, формой, стилистикой. Современная архитектура базируется на новых материалах и новых требованиях потребителей. От нее можно ждать чего угодно, только не «похожести». Насколько уместны современные здания в исторической среде и можно ли сочетать старые и новые подходы на улицах Одессы? — этот вопрос занимает умы тысяч людей, любящих свой город.

Три пути

Воспитанные в убеждении, что Одесса — пуп земли и один из красивейших городов Европы, многие горожане не приемлют новой архитектуры именно потому, что она отличается от старинных образцов. Все дореволюционное кажется априори красивым, все новое — скучным и безвкусным. И не раз бывало, когда я фотографировал какой-нибудь дом-кубик 20-х годов, новострой или блочную «хрущевку», ко мне подходил дворник или прохожий и нравоучительно замечал: «Молодой человек! Что вы делаете? Посмотрите, какой красивый дом рядом, скоро развалиться, а вы…». Так-то оно так, но той красоты, которую предлагает современность, многие одесситы не понимают. Зато жить предпочитают в просторных и светлых квартирах с ровными стенами и потолком. И чтоб санузел был раздельный, а кухня не меньше 8 метров. А бизнес и вовсе нуждается в огромных залах с гипсокартонными перегородками, где можно проводить любые перепланировки. И многие при этом мечтают жить и работать именно в центре. В этой связи возникла идея, что жилой фонд старой Одессы нужно снести, построив здания, отвечающие современным стандартам. С этой мыслью носились сперва архитекторы-авангардисты, потом – советские бюрократы и теперь — крупные девелоперы.

Между тем «циники» напрочь отрицают эстетическую составляющую городской среды, точно так же как «патриоты», — практическую. А город идет своим путем и каждое новое здание — попытка уравновесить оба подхода.

Обзор одесских новостроев предлагаю начать с самых авангардных форм, а именно стеклянных призм, в которых отражается все, кроме многообразия жизни, а также «хай-теков», где место декора заняли вентиляционные трубы.

Из стекла и металла

Наиболее «чистые» представители этой породы — реконструированное под бизнес-центр здание завода «Эпсилон» на Бунина, 10 и одиозный ТЦ «Европа» на Дерибасовской, 21.

«Эпсилон» смотрится неплохо благодаря удачному расположению. Здание находится в удалении от улицы, рядом стоянка и автомобильный переезд. Ближайший старинный дом — массивное и мрачное здание фабрики им. Воровского, где ныне расположился клуб «Один». Благодаря урбанистическому ореолу окрестностей «Эпсилон» не только не выбивается из городской среды, но и украшает ее, оттеняя серость бетона легкостью стекла.

С «Европой» все гораздо сложнее. Сам по себе проект очень стильный — его архитектор Артур Свейда удостоился за него множества наград. А вот вопрос расположения такого объекта в исторической среде, да еще и на главной улице города остается открытым.

Поскольку волею судеб здание все равно стоит и в обозримом будущем никуда не денется, предлагаю найти его достоинства и оценить их. В первую очередь, «Европа» не выбивается из общего ритма застройки ни по высоте, ни по ширине. Это позволяет ей не оттенять красоту соседей и при этом выглядеть самодостаточно. А вот восприятие фасада — дело вкуса и привычки. Привычки, которая заставляет тех же краеведов любить трущобы Молдаванки, а простых одесситов — восхищаться дворами родных Черемушек. В этом плане очень важно, что ежедневно торговый центр посещают тысячи человек, приходящих за покупками и приятным времяпрепровождением. Благодаря этому облик «Европы» становится узнаваемым и желанным.

Даже если признать здание уродливым, нужно отметить, что на Дерибасовской у него есть достойные соперники. Это и белая «хрущевка» на Дерибасовской, 20 и панельное здание бывшего кинотеатра «Братислава» на углу с Екатерининской. Не отличаются особым изяществом и старинные 2-этажки, расположенные на четной стороне улицы, а также дом № 12 — один из самых мрачных представителей одесского модерна.

Между тем, откровенно неудачной является реконструкция с применением стекла и металла в случае со зданием «Укртелекома» на Коблевской, 39. Диссонанс с городской средой усиливается выбором цветового решения, габаритами постройки, а также массивной входной конструкцией «a la мавзолей».

В то же время, головное управление того же «Укртелекома» на Екатерининской, 37 выглядит гораздо более уместно. Скорее всего, дело здесь в пропорциях. Стекло и металл хорошо смотрятся на домах башенного типа — за счет этого они как бы «парят» над улицей. Кроме того, возле здания есть деревья, что только подчеркивает его холодную красоту.

«Дома-торты»

Отдавая дань уважения старинным образцам, многие архитекторы украшают габаритные постройки рустовкой, колоннами, статуями, лепниной и ажурными балкончиками. Рассмотреть их на верхних этажах непросто, поэтому элементы декора приходится делать крупными. А поскольку заказчик, как правило, не готов нести дополнительные расходы на красоту, подобных вставок делается мало. В итоге, образ фасада решается схематично и бедно — если сравнивать с аутентичными постройками; а сам дом становится похожим на торт, украшенный кремом. Кроме того, попытка оформить большое здание теми же способами, что и маленькое приводит к тому, что первое выглядит еще более массивно, а достоинства последнего как-то теряются в тени гиганта. Поэтому «дома-торты» далеко не всегда удачны.

Один из положительных примеров — ЖК «Пушкин» на Старобазарной площади. Массивный дом выигрывает благодаря белой покраске и живой динамике фасада, усиленной выступающими открытыми балконами с балюстрадой.

Очень хорош также строящийся «Дом на Сабанском» (архитектор Николай Базан), ставший доминантой по отношению к улице Жуковского. И опять — декора как такового здесь немного и помещен он главным образом на самых верхних этажах, где купола будущих пентхаусов поддерживают колонны. Достоинством жилого комплекса является сложная и, в то же время, мягкая пластика, выраженная во множестве секций разной высотности с куполами.

Среди не особенно удачных примеров можно выделить офисный центр «Наполеон» на Успенской, 39/1, построенный по проекту Петра Гуски, Виктории Голубцовой и Ярослава Чумака. Вся беда в несоразмерности здания с окружающей застройкой. Ощущение «нависания» усиливается благодаря массивным карнизам.

Тяжеловесностью деталей и «топорностью» решения отличается жилой комплекс «Звезда Эллады», построенный в 2008 году по проекту, пожалуй, самого модного архитектора современной Одессы Юрия Беликова. Главные претензии — пропорции колонн и форма окон. Ну и арка, конечно… Если бы первые сделать немного тоньше, а вторые оформить в виде аркады или просто «закруглить», смотреть на здание было бы гораздо приятнее. Доказательством моих слов служит верхний этаж «Звезды».

Неомодерн

Стиль «модерн» оформился на рубеже ХIХ и ХХ веков как желание сделать что-нибудь новое и ни на что не похожее. С самого начала внутри стиля обозначилось два противоположных направления. В архитектуре Парижа, Мадрида, Милана и, отчасти, Киева, стали появляться «цветочные формы» — гибкие силуэты окон, балконов и даже стен. Вершиной этого направления стало творчество Антонио Гауди в Барселоне. А вот в Одессе и Питере получил развитие так называемый рациональный модерн, выраженный в геометризме форм и аскетичности декора. В последнее время в Европе происходит возрождение модерна. Пользуясь этим, одесские зодчие спешат компенсировать «геометризм» своих предшественников замысловатой пластикой фасадов. Но пока подобных зданий в Одессе немного.

Очень эффектно выглядит комплекс «Марсель» на Тираспольской площади. Архитектор Ирина Опрятова умело использовала главную «фишку» модерна — нюанс. Такие элементы, как мозаичное панно на верхних этажах, чередование округлых и квадратных окон, усложненный рисунок рам на 2-м и 6-м этажах и завершающие секции женские портреты видны не сразу, но они создают целостный образ здания, богатый и в то же время сдержанный.

Другой пример — бизнес-центр «Ольвия» на Греческой площади. Находясь рядом со «Звездой Эллады» и будучи аналогичным по пропорциям, здание лишний раз подчеркивает, что краткость — сестра таланта. Наверное, главные достоинства «Ольвии» — умелое использование необычных пропорций и вертикальных делений.

В скором времени список шедевров одесского неомодерна пополнит гостиница «Большая Московская», возводимая, как и «Марсель», усилиями принадлежащей Руслану Тарпану компании «Инкор-груп». Своими гибкими линиями и продуманным декором здание радует уже сейчас.

«Средиземноморский стиль»

Эпоха постмодерна породила такое множество всевозможных стилей-пародий, что классифицировать современные здания — вещь неблагодарная. И все же, есть в Одессе дома, которым можно приписать «средиземноморский» колорит. Особенность его в том, что выразительность образа достигается не столько обилием декора, сколько использованием ярких цветов и гибких линий. Примером такого подхода является симпатичный дом на углу улиц Жуковского и Польской (архитектор — Михаил Повстанюк), — самый разноцветный во всей Одессе. В то же время, такое габаритное здание требует большей динамики, которой можно было добиться чередованием секций различной высотности или созданием выраженного акцента на углу. Вместо этого было принято решение «выровнять» здание по максимальной этажности, которая и так нарушает установленное горсоветом ограничение для новых домов в центре города (0,7 по отношению к ширине улицы).

Более удачным получился одноцветный, но оттого не менее прекрасный дом на Базарной, 22 примечателен своими балконами и выраженной входной секцией с мраморными лестницами, выходящими на тротуар.

Интересна архитектура жилого комплекса «Гермес» на углу Греческой и Польской. На его примере видно, как можно оживить фасад с помощью удачного чередования и формы балконов и окон. Это, а также удачное цветовое решение, делают габаритное и стандартное по форме здание красивым и уместным.

Об «Афине» — отдельно

Расположившийся посреди Греческой площади ТЦ «Афина» — пример европейского подхода к реконструкции. Нижние этажи здания оформлены в традиционном для старой Одессы стиле с использованием ренессансных приемов. Ради такого «уподобления» создатели «Афины» (бывший главный архитектор Одессы Владимир Глазырин и греческий зодчий Александрос Томбазис) даже отказались от витрин на нижних этажах, хотя для торгового центра это было бы логично. Стеклянный фасад верхних уровней помещен в удалении от линии застройки, что уменьшает эффект высотности здания и делает его компактнее. В старинных городах Европы таким образом реконструируют целые кварталы, а у нас планируют надстроить 4 «прозрачных» этажа над зданием кинотеатра «Одесса», где разместится фешенебельный отель.

Влияние «Афины» на старую Одессу не ограничивается одной архитектурой. До 30-х годов ХХ века улица Греческая (К. Либкнехта) была непрерывной, выходя на Соборную площадь. Таким образом, главный собор Одессы просматривался от самой Канатной и именно он служил градостроительным ориентиром. Советы обустроили на Греческой площади автовокзал, а с 1997 года на его месте началось строительство огромного торгового центра. И в тот же год началось восстановление Спасо-Преображенского собора. Из-за того, что они находятся на одной прямой, происходит нелепая ситуация — идя в город по Греческой мы видим, как купол храма «высовывается» из-за стеклянной верхушки «Афины», и по мере приближения к ней постепенно «прячется». С точки зрения градостроительной науки это большой «минус». Как и то, что «Афине» слишком тесно на Греческой площади. А вот с точки зрения мировоззрения все очевидно: если раньше все пути вели в храм, то теперь — в торговый центр.

Михаил Мейзерский

Материал был опубликован для ИА «Репортер»

This Post Has Been Viewed 118 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *