Пожар в «Виктории»: как о трагедии писали одесские журналисты?

Трагедия в лагере «Виктория» произошла вечером 15 сентября. Уже в ночь на 16 одесские СМИ начали оперативно публиковать новости о пожаре.

Наша редакция изучила, как эта тема подавалась в интернет-изданиях. Мы взяли материалы, написанные за десять дней, до 26 числа и выясняли, насколько тексты соответствуют профессиональным стандартам. Также мы обратились к медиаэкспертам, чтобы они помогли нам оценить наиболее сложные случаи.

В наш разбор попали такие интернет-издания как «Таймер», «048» и «Одесская жизнь» —популярные региональные интернет-СМИ.

В первые два дня новостей о «Виктории» было больше всего: 70% на сайте 048 и «Таймер», 39% уделила пожару «Одесская жизнь». Уже 18 сентября процент упал до 29-33% («Таймер» и«048») и 8% («Одесская жизнь»).

Из нарушений чаще всего встречаются «жёлтые» заголовки: в 30,5% случаев на сайте 048, в 9% и 21,5% — на сайтах «Таймер» и «Одесская жизнь».

 Журналисты опрашивают представителей власти, полиции, активистов, пожарных, родителей — но за 10 дней на сайтах ни разу не появилось комментария от представителя лагеря. Нигде не указано — с ними запрещено говорить, они сами отказываются давать комментарии, или журналисты просто «не успели» собрать информацию.

Сайт «048.ua»

Начнём с сайта 048. Они опубликовали 69 новостей, из них 23 нарушают журналистские стандарты.

В 21 заголовке мы нашли нарушения. Приводим наиболее показательные примеры.

«Головин и Жученко закрылись с одесскими активистами: автозак дежурит», — на самом деле просто проводят заседание. «Директора одесского лагеря «Виктория» собираются арестовать», — решение ещё не принято, в суд только подают ходатайство.

Два материала вообще не соответствуют своим заголовкам.

«Одесситы выбирали нового мэра, а родители погибших детей заступились за Труханова», –пишет 048. Из текста узнаем, что «Активисты вступали в полемику и требовали отставкиТруханова»». Как видим, новых претендентов на пост мэра не выдвигали, обсуждая только отставку.

«Главный пожарный Одессы уже знает, из-за чего произошла трагедия в «Виктории»» пишет 048, и тут же поясняет: «Наиболее вероятной причиной пожара может быть…». Нам кажется, тогда и в заголовке стоило бы так и написать: «Главный пожарный Одессы назвал наиболее вероятную причину».

«Головин выслушивает объяснения Труханова: фото встречи», — пишут на сайте. Заинтригованные, открываем новость: «Корреспондент 048 только что застал под мэрией городского голову Геннадия Труханова в компании вице-мэра Андрея Котляра. Судя по снимкам, мэр что-то объясняет, активно жестикулируя. Головин скрестил руки на груди и слушает Труханова».

Получается, что журналисты написали новость на основе трёх фотографий, сделанных корреспондентом на месте событий. При этом текст поставили в рубрику о пожаре, хотя корреспондент не сообщает о том, известно ли ему, о чем именно говорят чиновники.

Впрочем, были и соответствующие стандартам заголовки. Например, сдержанный тон подачи находим в текстах, которые касались поисков детей, добровольной отставки Елены Буйневич и концерта Ирины Билык.

В текстах новостей используются жаргонизмы и эмоционально-окрашенные формулировки: «полиция в центре скандала», «Одесситы крушат горсовет», «Цвиринько — все: Трухановустроил показательную порку», «завтра будет народный «пожар»», «Труханов смягчил«падение» чиновникам», «На воспитательницу повесили ответственность», «У одесской воспитательницы появились влиятельные заступники» (речь о неназванных активистах).

Ещё одно нарушение — оценочная лексика. В новостях, которые сайт и предоставляет, ей, как и комментариям журналиста, не место. 048 порой об этом забывают, оперируя такими фразами: «Хрупкость одесских полицейских, выходящих против безоружной толпы в шлемах, бронежилетах и с дубинками, удивляет», «Вход [в мэрию] забит молодыми людьми характерной наружности», «не обошлось без политического душка», «любительница фигур из пальцевдепутат Ирина Есенович».

Идём дальше: баланс мнений. 048 – единственный сайт, опубликовавший материал о том, что вожатые «Виктории» били детей. Он основан на словах одной из девочек, и больше ничем, в том числе комментариями самих вожатых, не подкреплён.

В рубрике «Аналитика» 048 разместили четыре материала. Рассмотрим их подробнее.

Спустя сутки после трагедии, утром 17 сентября, редакция опубликовала текст «Траур по Достоинству: Проглотит ли Одесса «детский Освенцим»?».

Начнём сразу с названия. Его анализирует медиаексперт, исполнительный директор Института демократии имени Пилипа Орлика: «Це тенденційно-шокуючий заголовок. Освенцим у назві «притягнутий за вуха» з метою нагнітання, шокування читача. У використанні цієї назви я бачу певний цинізм автора».

В основном і тексте автор обвиняет власть, используя экспрессивные формулировки: «Спать не боятся руководитель управления финансов…руководители УКСа…бюджетная комиссия горсовета». О последствиях для города, шагах, которые могут — или собираются — предпринять одесситы у него ни слова.

«Очередных детей в этой стране, в этом городе, в этом лагере погубил не просто пожар, их убила система, коррупция и полное равнодушие граждан» — о каких детях говорит автор? Какие шаги могли предпринять граждане, чтобы предотвратить трагедию? Что делать, чтобы этого не повторилось?

Также автор противоспоставляет Одессу и «цивилизованный мир»: «Безусловно, подобные трагедии происходят и в цивилизованном мире. Но вот, их количество по отношению к нашему — ничтожно мало».

«На підставі чого автор робить такі висновки? Він що, проводив соціологічне дослідження? Де факти, цифри, докази? — продолжает разбирать материал Светлана. — «Погибших детей обрекли на страшную смерть», — це нічим не підкріплене судження автора, і я вже не кажу про безграмотність, бо загиблих неможливо приректи на смерть ще раз. «Был ли шанс у «Виктории» избежать трагедии? Да наверное, все таки нет», — теж нічим не підкріплене судження, на яке не має права журналіст».

О пожаре в лагере автор пишет, нарушая критерий доступности информации. «Трагедия в своей циничной и ужасной призме показала реверс этой «потемкинской деревни» из категории «Доверяй делам», — говорит он, напоминая, что в открытии лагеря участвовали президент Порошенко и мэр Геннадий Труханов.

«Автор не намагається розібратися в ситуації і надати читачам об’єктивний аналіз ситуації, а займається нагнітанням, шокуванням, розкидається непідтвердженими звинуваченнями. Автор голослівно звинувачує «систему» замість того, щоб розібратися, чому конкретні люди не виконали свої обов’язки», — комментирует Светлана.

И снова: «Настоящий «детский Освенцим», как его в субботу назвали одесситы». Какие именно одесситы – неизвестно.

«Элементарное замыкание электропроводки. И дальше — целая цепь вещей, которые не укладываются в голове. Пожарная ёмкость пустая. Ближайший гидрант — более, чем в километре от места возгорания, неконтролируемая паника, хаос…».

17 сентября экспертиза ещё не установила реальных причин пожара, замыкание — только версия. Автор основывается на словах детей: «воспитанники лагеря утверждают… что проводка, замыкание которой, по предварительной версии и стало причиной пожара, ранее «жужжала», искрила и даже в душе вода билась током».

Комментариев экспертов, мнения активистов, реакции общественности, данных от официальных служб в материале нет.

Впрочем, абстрактно обвиняя систему, автор всё же использует наглядные цифры: «каждый одессит, включая новорождённых, заплатил за этот детский лагерь 65 своих личных гривен». И правильно, как покажут события последующих дней, заметит: «сейчас виновными в трагедии будут назначать с завидной оперативностью всех — дежурного, директора, ответственного за пожарную безопасность» — но только не политиков, отвечавших за реконструкцию.

«Це абсолютно непрофесійний емоційний матеріал, де порушені всі стандарти: збалансованості, відокремлення фактів від коментарів, точності, достовірності. Текст немає ніякого відношення до аналітики. Цей матеріал — яскравий приклад того, як журналіст НЕ повинен писати», — делает вывод Светлана Еременко.

Следующий текст: «Жирное троеточие Труханова» — личное мнение автора в аналитической рубрике. «Его речи потеряли связь с реальностью», «Мэр пал», «долгий цунгцванг Труханова с общественностью, загнал первого в пат» — комментарии тут излишни.

Третий материал: «Спасти капитана Труханова: Над чем работают политтехнологи мэра Одессы?». Автор рассказывает, что защищать девушку-воспитательницу будут активисты «мастистые «труханоботы». Не приводит никаких ссылок и прямых комментариев, и вывода прямого тоже не делает, советуя читателям «догадаться самим».

В тексте «Что говорят одесситы о «Виктории» и Труханове» редакция под своим комментарием «самые интересные, на наш взгляд, мнения известных одесситов о произошедшем, размышления, что нужно поменять в нашем городе, чтобы обрести чувство защищённости» собрала (откуда — не указано) девять реплик. Два активиста, два журналиста, блогер, бизнесмен, депутат, волонтёр и актёр высказывают своё мнение о трагедии, сочувствуют детям и ругают власть.

Используется нецензурная лексика и язык вражды: «вконец обнаглевшие менты», «зажравшаяся власть», «заворовавшая сволочь», «вас лишається тільки відстрілювати» — формулировки, допустимые в личном блоге, но не на сайтах СМИ.

Так, с помощью чужих слов, сайт может создать у читателя нужную эмоциональную реакцию.

Свою личную позицию о случившемся высказывали и другие одесские СМИ. Например, «Одесская жизнь», но редакция поместила его в рубрику «Авторский блог». Так же поступила «Думская» с колонкой редактора.

Как видно, чаще всего у сайта 048 проблемы с лексикой в заголовках и текстах. Они привносят в тексты свои эмоции, рискуя заранее сформировать у читателя предвзятое мнение о ситуации.

«Таймер»

Сайт «Таймер» разместил 67 материалов, из них 14 с нарушениями. Есть новость, построенная на неназванном источнике: так, о том, что на пепелище нашли тела трёх детей, «Таймеру стало известно из нескольких независимых источников».

Дважды вместо комментариев официальных служб приводились показания родителей. О том, что подозреваемой назвали худрука Татьяну Егорову «Таймеру» «сообщили родные детей», «По их информации, Егоровой уже вручили уведомление о подозрении…». Также «полагают родители, сигнализацию могли решить отключить до устранения неисправностей» — по их словам, ранее она несколько раз срабатывала без причины.

Заголовки тоже призваны привлечь внимание. «Вину за пожар в «Виктории» вешают на худрука погибших девочек», «Худрука погибших в «Виктории» девочек «отбили» у правоохранителей», «Активисты пытались сорвать встречу родителей детей из «Виктории» с губернатором».

В лексике самих текстов у «Таймера» тоже есть нарушения. Мустафу Найема называют «нардеп-«порошенковец»», «тот факт, что огонь так быстро полностью охватил здание, является весьма показательным», а директора лагеря «суд отправил за решётку» — и непонятно, что стоит за этим выражением. Он в СИЗО ждёт суда? Или ему уже вынесли приговор, и если да — то какой?

 Проблемы есть и в точности подачи информации: пожарный гидрант не функционирует «покакой-то причине», а активисты, мешавшие встрече родителей с губернатором, «зашли в зал и стали что-то выкрикивать».

При этом «Таймер» единственный из сайтов, кто рассказал о состоянии попавших в больницу детей.

Авторы новостных материалов также делают выводы, забывая о стандартах. Побывавший утром 18 сентября в лагере корреспондент пишет: «Работы по поиску тел…не ведутся. Иными словами, найти что–либо на пепелище правоохранители уже не рассчитывают». Действительно ли это так — у самих правоохранителей не уточняется.

 «Таймер» игнорирует важность бэкграундов. Так, в новости за 18 сентября о том, что Труханов не исключает возможность поджога, поданы слова мэра — и всё. Что об этом думают криминалисты и пожарные читатель не узнает — обновления новости с их мнением нет.

В новости о требовании оппозиции уволить вице-мэра Зинаиду Цвиринько есть только комментарии самой оппозиции — в дальнейших материалах мнение депутата редакция также не приводит.

Опубликовал «Таймер» и «джинсу»: «Кивалов намерен добиваться «всестороннего» расследования пожара в детском лагере» — зачем-то сообщает редакция, не поясняя, где тут общественный интерес.

Делаем вывод, что помимо «джинсы», издание чаще всего нарушает принципы объективности, используя оценочную лексику и подавая неточную информацию.

«Одесская жизнь»

«Одесская жизнь» опубликовала 38 материалов. В 12 есть нарушения. Две новости основаны на словах неназванных источников: «об это пишут одесситы», «как стало известно».

В заголовках встречаемся с такими оборотами: «Скандальное заявление Юрия Луценко о пожаре в лагере «Виктория»», «Как в Одессе перед мэрией дрались и митинговали». Две новости были с формулировками «угодили за решётку» (одна из которых точь в точь как на сайте «Таймер»).

«Одесская жизнь» повторила в заголовке изменённую фразу про «детский Освенцим», без кавычек процитировав эксперта. Тут важна вся новость — под заголовком «Одесский муниципальный лагерь смерти «Виктория»» мы встречаем пассаж: «общественник и эколог Владислав Балинский [провёл] своё видеорасследование электропроводки и пропитки деревянных строительных материалов…  «Одесская жизнь» не знает, насколько Владислав, биолог по образованию, компетентен в вопросах строительства, но приведённые им видеокадры показались нам убедительными».

В другом материале экспертов издание и вовсе не называет. Читая новость о том, что Аднан Киван мог организовать митинг под мэрией видим: «Одесские политологи в своих комментариях на страницах социальной сети «Фейсбук» склонны считать…». Какие именно политологи, насколько они компетентны и независимы, были ли ещё мнения — всё это остается неизвестным.

Также находим логические ошибки.

В новости о Максиме Тихончуке, который спас 15 детей, читаем такое: «Парень почти не пострадал и не был госпитализирован. Уже в понедельник он был на уроках… с обожжёнными руками».

В тексте, в котором описывается хронология событий, сначала читаем, что сотрудники «Виктории» «оперативно организовали эвакуацию детей», а потом встречаемся с неназванными «родителями», которые называют эвакуацию «хаотичной».

Кроме того, «Одесская жизнь» в новости о задымлении на Привозе даёт линк на новость о «Виктории», хотя напрямую они не связаны.

Зато журналисты сайта – единственные из трёх изданий взяли комментарий у представителя подрядчика строительства и опубликовали доступные документы.

Таким образом, «Одесская жизнь», как и остальные издания, делает лексические ошибки и подаёт неточную информацию. Кроме того, они некорректно представляют своих экспертов.

Почему эти СМИ писали о пожаре в «Виктории» именно так?

 Объясняет журналист и эксперт по коммуникациям Евгения Генова:

«Звісно, власники ЗМІ і в цьому питанні намагалися впливати на журналістів та використовувати трагедію в політичних інтересах — або на підтримку мерії, або навпаки. Мушу сказати, що більшість публікацій в одеських ЗМІ на цю тему, на жаль, розділилася на дві частини: одні журналісти публікували емоційні, суб’єктивні матеріали (зокрема і через інструмент так званих «народних думок»), аби через них викликати у відповідь читацькі емоції, спрямовані проти міської влади. Інші ж чинили протилежно: вони використали постраждалих, аби через їх емоції довести читачам, що, навпаки, міська влада ні в чому не винна, або ж винна меншою мірою. Для цього навіть використовували листи чи звернення батьків загиблих дітей. І лише невелика частина ЗМІ збирала об’єктивну інформацію та розмовляла з читачами мовою цифр, фактів, дат, створюючи хронології та намагаючись зусібіч висвітлити фактори, які призвели до трагедії. На жаль, таких ЗМІ не так багато. Наприклад, 368.media, Думская.net. — принаймні мені не потрапляли на очі такі жахи у них».

Катерина Ивах

This Post Has Been Viewed 453 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *