Нежинская: Улица купцов и уютных дворов

архітектура Одеси

Из улиц старой Одессы Нежинская, пожалуй, одна из самых аристократичных по своему облику. Конечно, красивые и необычные здания есть по всему центру, тем более, — в западной его части. Но именно на Нежинской сохранились брусчатка и трамвай. Эти нюансы обеспечивают улице особое обаяние, подчеркивая таинственную красоту окружающих домов.

Своим названием улица обязана греческим купцам из города Нежина. В начале ХIХ века этот город был одним из крупнейших в Украине, опережая по численности населения даже губернские центры — собственную столицу Чернигов, а также Харьков, Полтаву, Екатеринослав, Каменец-Подольский и Новоград-Волынский. А жило в Нежине всего-то 12 тысяч человек.

Основой процветания города была торговля, развившаяся благодаря выгодному расположению на пересечении дорог, идущих из Слобожанщины, Курщины и Подмосковья в Галицию, Молдавию и Турцию. На местных ярмарках правили бал греческие купцы, основавшие здесь свою колонию еще в 1675 году.

В течение 150 лет Нежин был греческой столицей Российской империи. И вот, в 20-30-х годах ХIХ века предприимчивые купцы смекнули, что с перемещением турецких границ на юго-запад и освоением Новороссии «делать деньги» лучше на берегу Черного моря, а еще лучше — в Одессе. Так в нашем городе одно за другим оказались крупнейшие торговые семейства Нежина — Базили, Георги, Калафати, Скарлато, Тананаки, Феохариди, Янакаки и так далее. А улицу, на которой они компактно поселились, вполне логично назвали Нежинской. Со временем особняки греков уступили место доходным «новостроям», но название улицы сохранилось и, несмотря на перипетии истории, докочевало до наших дней.

Главным «входом» на Нежинскую из городского эпицентра является Тираспольская площадь — место суетливое и шумное. Но стоит преодолеть ее, и попадаешь в совсем другой мир — не менее суетливый, но таинственный, мистический и очень красивый.

Открывает его новый бизнес-центр «Марсель», — пример очень удачного вплетения традиций модерна в современную архитектуру. Красоту здания определяют многочисленные нюансы. Такие элементы, как мозаичное панно на верхних этажах, чередование округлых и квадратных окон, усложненный рисунок рам на 2-м и 6-м этажах и завершающие секции женские портреты видны не сразу, но они создают целостный образ здания, богатый и в то же время сдержанный.

Кстати, изначально члены градсовета при управлении архитектуры требовали, чтобы застройщик, — принадлежащая Руслану Тарпану компания «Инкор-Девелоп», — ограничилась 6-ю этажами — чтобы не слишком возвышаться над соседними постройками. Но сейчас очевидно, что в данном месте и в данном исполнении 8 этажей — оптимальная высотность, которая превращает бизнес-центр в удачную архитектурную доминанту. Правда, подобных примеров, когда интересы бизнеса совпадают с эстетикой городской среды, немного.

Напротив «Марселя» находится его прямая противоположность — старинный особняк в духе итальянского возрождения, украшенный орнаментом из гирлянд, — впоследствии этот прием возьмут на вооружение архитекторы сталинской поры.

Красоту этого дома легче оценить на расстоянии. Вблизи же он поражает ветхостью. Учитывая расположение здания и его этажность, легко предположить, что в скором будущем он будет снесен и заменен, в лучшем случае, подобием «Марселя», в худшем — очередной «стекляшкой».

Очень красивым, — если смотреть издалека, — оказывается дом №66 1912 года постройки. Это один из немногих представителей живописного модерна в Одессе. Здесь присутствуют все элементы стиля: тройные ленты, наподобие крыльев, гирлянды, объемные цветочные обрамления, женские маскароны, округлые окна и пластичный карниз. А центральную секцию украшает огромная сова. Сочетание этих элементов делает здание одним из ценнейших в старом городе. Но коммунальные службы и городские власти явно этого не оценили, что особенно заметно по состоянию карниза.

Кстати, во дворе 66-го номера располагается весьма занятный музей истории евреев Одессы. Быть может, именно еврейская община обратит внимание на состояние дома (ибо нашим «Великороссам» пока не до этого), тем более, что не так давно их усилиями на Нежинской, 77-79 появился общественно-культурный центр «Еврейский дом», выполненный в характерном для нашего города духе сдержанного неоренессанса.

Из всех улиц, которые я фотографировал, Нежинская — одна из самых неудобных. Габаритные здания, всюду машины, столбы и кроны деревьев заставляют фотографа помучиться, выбирая более-менее симпатичные план здания. Но если смотреть на мир непосредственно, а не через объектив, оказывается, что именно масштабность и буйство зелени во многом определяют красоту улицы, в том числе и этого очень грозного и сурового великана под номером 64. Справочная литература указывает, что этот дом построен в 1875 году по проекту Василия Мааса для домовладелицы с чисто одесской фамилией Вайнберг. Но все в его облике указывает на ХХ век.

Необычность дома в том, что при отсутствии выраженного декора автор добился выразительности горизонтальных делений за счет применения разных техник обработки фасада. На первом этаже — глубокая рустовка (создание видимости того, что стена составлена из блоков), выше — полоса гранитной плитки, еще выше — фактурная обработка. Вертикальное деление фасада достигается за счет балконных секций и вытянутых окон, чего, кстати, в 1875 году в Одессе никто не делал.

Детективная история связана и с домом № 73 — построенным, по справочной информации, в 1957 году для работников «Стройтреста». Дело в том, что первая в городе блочная «хрущевка» появилась только в 1958 году на Богдана Хмельницкого, 1. И это было мега-событие для того времени.

Как бы там ни было, а эта «хрущевка» оказалась на Нежинской весьма уместной, образуя открытый зеленый двор. Хорошо бы устроить здесь центр отдыха — поставить лавочки, качели или хотя бы какую-то красивую инсталляцию.

В глубине двора находится нечто невообразимое — узкая щель между домами, пересеченная несколькими рядами кирпичных заборов (чтобы никто не лазил?).

Далее, под № 62, нас встречает простой и, вместе с тем, необычный домик. К какому стилю его отнести — непонятно, зато у здания невероятно симпатичные наличники окон и основание эркера. А еще — необычная лестница, если только в старой Одессе какую-то лестницу можно назвать более необычной, чем другие. Построил эту красоту гражданский инженер Эдуард Меснер для семьи Яворовских в 1899 году.

Его ровесник, дом под № 58 выполнен в неоренессансном стиле. Архитектор Николай Гружевский грамотно обошелся с главными «фишками» направления — рустовкой и конструкциями наличников. Окна второго этажа оформлены как античный храм, третьего — как портик, на последнем этаже — обычные, зато увенчанные сверху крылатыми лошадками.

У парадных входов дома нас встречают пары барышень с очень кислыми минами, по всей видимости — мрачных интроверток.

Боюсь показаться неоригинальным, но у дома № 56 (1910-е годы, Фридрих Кюнер) тоже очень интересные окна. Облик и настроение дома выигрывают благодаря оранжевой окраске элементов декора.

Пересечение с улицей Толстого — самое оживленное на Нежинской. Здесь, рядом с остановкой, расположена куча магазинов и кафе, а на углах кварталов всегда кто-то кого-то ждет. Облик этого места во многом определяет дом №10 по улице Толстого. Если не обращать внимания на разобранную крышу, он создает впечатление основательности и прочности.

Доходный дом на Нежинской, 52 создает впечатление таинственности благодаря своей богатой символике. Возможно, совы и звезды являются геральдическими символами семьи Вернетт, построившей этот дом в 1910-1911 годах, но они очень хорошо отображают главные чаяния эпохи.

Сова — это символ всеобъемлющего, всепроникающего знания, звезда — направленного, осознанного достижения. Вера в прогресс, ощущаемая в начале века как нечто загадочное, в середине столетия превратилась в конкретные задачи и цели. И вот, в наши дни оказалось, что во многом она была иллюзией эпохи. Интересно, а в чем ошибаемся мы? Страшно подумать…

На противоположной стороне улицы, под номерами 57 и 55 нас ожидают два дома, украшенные скромным растительным орнаментом. 57-й номер, скорее всего, относится к 80-м или 90-м годам ХІХ века, а 55-й, — к более раннему времени. Третий этаж последнего, видимо, был надстроен в начале ХХ века.

Домов с вертикальным растительным орнаментом, по форме похожим на гроздь винограда, в Одессе немало. В частности, на Осипова и Еврейской. Мода на подобный декор пришла из Италии и, возможно, связана с впечатлениями современников от раскопок Помпей, которые показали настоящий облик античности — красочной и многообразной, а не схематической и парадной, какой ее представляли в эпоху классицизма.

Еще один дом в итальянском стиле — под номером 48.

А напротив него, под номером 61, находится жилое здание 1850 года постройки, представляющее собой наиболее форматную трактовку «итальянского домика». При всем уважении к старине, сегодня такое здание нельзя назвать ценным.

Очень нарядный неоренессансный дом расположился на Нежинской, 46. Построен он как доходный дом Великанова еще в 1848 году по проекту Ивана Козлова, а в 1892-93 годах подвергся перестройке, которой руководил Вильгельм Кабиольский (именно его имя указано на табличке, установленной на доме). В частности, в это время возникли дворовые флигели. Сегодня фасадную часть дома занимает отделение ГАИ.

Двор дома очень красив в любое время года. Главные достопримечательности — башенка и фонтан. А еще здесь много котов.

Тот же Кабиольский в 1893 году построил дом Ющенко, находящийся на Нежинской, 51. Довольно стандартное для одесской архитектуры и, к тому же, мрачноватое здание вполне может стать достопримечательностью улицы благодаря совпадению фамилии домовладельца и бывшего Президента.

Дом № 49 примечателен своим узким двором, выходящим на глухую стену.

На углу Нежинской и Дворянской нас встречает большой доходный дом конца ХІХ века с замечательными эркерами и сложной, но ненавязчивой орнаментикой.

Благодаря этому дому можно изучать анатомию старой Одессы. Обрушившаяся штукатурка обнажила хлипкие деревянные конструкции эркеров и карнизов. Долго ли они простоят, подвергаясь прямому воздействию дождя и ветра? Или их еще можно спасти, проведя небольшой ремонт? Но за несколько лет деревянные конструкции разъест грибок и тогда городу придется запускать очередную компанию по спасению фасадов, а налогоплательщикам — оплачивать очередную авантюру с многоразовым завышением стоимости работ при сомнительном их качестве.

Во дворе дома нас ждет еще одно открытие. С улицы у дома 5 этажей, причем один из них цокольный, а верхний, чердачный, очень низок. Но со двора у дома уже 6 этажей, а флигель и вовсе 7-этажный. Подобное также встречается в домах на Софиевской, 16, Соборной площади, 1 и Гоголя, 14 — там вообще 8 этажей.

Между корпусами предприимчивые одесситы организовали себе необычные балконы.

Дом напротив показывает характерное, но от того не менее симпатичное чередование округлых и треугольных фронтонов наличников, столь часто встречающееся в Одессе.

Дом напротив показывает характерное, но от того не менее симпатичное чередование округлых и треугольных фронтонов наличников, столь часто встречающееся в Одессе.

Под 38-м номером находится необычное здание одного из многочисленных доходных домов Александра Руссова, построенное в 1900-х годах его любимым архитектором Леонидом Черниговым. Массивные оконные наличинки необычной формы, арка, напоминающая вход в какую-нибудь индейскую гробницу и абсолютная диспропорция этажей — настоящий шедевр эпохи модерна.

Дом №39 — типичный пример русского кирпичного зодчества конца ХІХ века.

Напротив него, на Нежинской, 30, находится очень красивый и тоже кирпичный дом Щербакова, построенный в 1890 году по проекту Льва Влодека. Этот зодчий известен как самый «кирпичный» за всю историю Одессы. Домов с кирпичным фасадом у него почти десяток, то есть почти половина из ныне существующих.

Дом Щербакова выигрывает благодаря хорошему сочетанию цветов, продуманной симметрии и со вкусом оформленной центральной секции.

А вот дом № 24 смотрится нелепо. Во-первых, не хватает цветового выделения лепнины, во-вторых, красить здание должны коммунальные службы, а не жильцы, которым сложно «сообразить» на весь фасад. Наконец, сам по себе дом — кривой, что особенно видно по балкону верхнего этажа справа.

Между тем, адрес интересен своим двором и, в особенности, отличным оформлением прохода.

Симпатичный дом на Нежинской, 18, был построен в 1879 году и принадлежал Сретенской церкви. Позднейшие разрушения, пристройки и покраски придали зданию еще более непропорциональный вид.

На углу Нежинской и переулка Богданова, под 7-м номером, находится крупный жилой дом, необычный сочетанием строгих форм и буйной растительной орнаментики, причем, только на верхних этажах. Кроме того, у здания очень эффектный эркер на торце и более-менее сохранный карниз, что, как мы убедились, большая редкость на Нежинской.

Буйством всевозможного декора отличается и соседний дом Станко 1887-го года постройки. Его особенность — в разной форме балконов центральной секции: на втором этаже основание треугольное, на третьем — трапециевидное. Сложно представить, как выглядели эти балконы изначально, но то, что получилось сейчас на втором этаже, напоминает корабль, а на верхнем — бинокль.

Нежинская заканчивается, как и начинается, суетливой транспортной развязкой, соединяющей прилегающие улицы с Молдаванкой, Слободкой и Пересыпью. Стоит перейти эту площадь, и ты уже на улице Новосельского. А о ней мы уже рассказывали.

Михаил Мейзерский

Материал написан для ИА «Репортер»

This Post Has Been Viewed 41 Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *